Навигация по сайту

150-ЛЕТИЕ МПГУ

ДЕНЬ ОТКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ

Антифейк-2022

Меры против коронавируса

Размышления о Великой Победе

Новости МПГУ

А.Ф. Киселёв, А.В. Лубков

В нашей национальной памяти и национальном самосознании изумительный, благодатный, звонкий, солнечный, прекрасный цветением весны месяц май навсегда останется символом Великой Победы многонационального советского народа над мракобесием фашизма. Фашистская Европа поставила перед нами вопрос жизни или смерти, и получила достойный ответ – знамя Победы взвилось над куполом рейхстага.

Эпохальные вехи истории зовут к размышлениям о судьбе нашего Отечества и его роли в мировой истории. Почему именно Россия, тогда СССР, выполнила великую историческую миссию разгрома мирового зла и победы добра, отстоявшего право человека быть человеком?

Не убедительное ли это доказательство особой роли России в мировой истории? Не в этой ли Победе заключен сущностный смысл судьбы нашей страны? Не связана ли она с тысячелетним бытием нашего Отечества и ее истоки не берут ли начало в глубине веков? Над вопросами исторической миссии России размышляли многие отечественные мыслители. Они искали ответы в героической, полной страданий и жертв истории России. Задумывались над тяжкой долей Руси: её топтала монгольская конница; рыцари, осененные католическим крестом, прорывали её границы, степняки угоняли в полон тысячи русских людей, жгли города и села.

А Русь из многочисленных удельных княжеств, загнанных врагами в леса и болота, росла, ширилась, набиралась сил, не растворилась в безбрежных просторах Евразии, а стала частью света, самобытной цивилизацией. В чем она черпала силы? В упорстве, героизме, патриотизме, таланте народа или наряду с этим располагала Божьим Промыслом?

Выдающийся философ В.С. Соловьев писал, что для любой нации главное не то, что она думает о себе, а то, что думает о ней Бог в вечности. Видимо, судьбу России, полную жертв, страданий и великих побед уготовил сам Всевышний. Известно, что кого Бог любит, того и испытывает. Дает упасть, но позволяет подняться более сильной и одухотворенной. Неслучайно, что эти мотивы характерны для письменных памятников русского Средневековья, где разные периоды истории Руси ставятся в зависимость от духовно-нравственного состояния общества, складывавшегося в те или иные времена.

В «Летописной повести о Куликовской битве» подчеркивается: «Из-за наших грехов приходят войной на нас иноплеменники, чтобы мы отступались от своих прегрешений: от братоненавистничества и от сребролюбия, и от неправедного суда, и от насилия. Но милосерден Бог-человеколюбец, не до конца гневается на нас, не вечно памятует зло».

Орудием Божьей милости стал князь Дмитрий Донской, который за чистоту своей веры и смирение перед Богом удостоился всевышнего покровительства и великой победы на Куликовом поле над ордынцами (1380). Там, в глубине столетий формировались сущностные черты нашего народа – защита Православия (правого дела) и отношение к Родине как святыне, что через века так ярко проявилось в годы Великой Отечественной войны.

Об особом предназначении России заговорили много веков назад. Старец Елеазаровского Псковского монастыря Филофей (ок. 1465-ок. 1542) в качестве идеологического обоснования международного престижа складывающегося самодержавия и перехода первенства в христианском мире к Руси выдвинул идею «Москва – третий Рим». Филофей дает свою периодизацию мировой истории как смену двух царств и окончательное утверждение третьего царства.

Первое царство – Древний Рим – погиб из-за поклонения языческим богам. Второй Рим – Византия – рухнул из-за отклонения от православия. За это последовало наказание Богом, отдавшим богоотступников под власть турок. Москва стала «Третьим Римом» – защитницей православия и будет стоять до скончания веков. Русь там, где истина веры, а русское призвание – защищать ее. Русь притязала на вселенское значение, но не как сила, стремящаяся к господству, а как духовно-нравственная сила, защищающая христианские, духовные ценности. На Руси были уверены: «Не в силе Бог, а в правде». Защитницей Божьей правды и призвана стать Русь.

В этом заключается своеобразие миссии России в мире. Она обусловлена, как писал немецкий философ В. Шубарт, тем, что русской душе, измученной различного рода страданиями, злом, жертвами, как никакая иная стремилась, жаждала, мечтала о гармоничном и справедливом мире, основанном на Божьей Правде[1]. Русское духовное мессианство рождалось в очистительном огне страданий, в нескончаемых битвах с иноземцами за право быть собой.

Веками позже многие российские мыслители писали о духовной миссии России. Так, Ф.М. Достоевский был уверен в том, что Россия «скажет всему миру, всему европейскому человечеству и цивилизации его свое новое, здоровое и еще неслыханное миром слово. Слово это будет сказано во благо и воистину <…> для будущего разъяснения и разрешения многих горьких и самых роковых недоразумений западноевропейской цивилизации»[2]. Достоевский – провидец. Это слово сказал Советский Союз, защитив Европу от нее самой, так как фашизм был именно ее детищем.

Выдающийся русский философ В.С. Соловьев писал о том, что миссия России заключается в примирении народов, а противоречие между Востоком и Западом ей чужды. Она способна понять сущность чужого духа и «нравственно соединиться с ним во имя высшей всемирной истины» и обеспечить примирение враждующих народов с тем, чтобы не просто по-человечески, но «по-божьи отнестись к противнику»[3]. Смысл существования России во всемирной истории философ видит в достижении «вселенского единства человеческого рода».

В ХХ веке с концепцией всеединства человечества выступил другой выдающийся российский философ С.Л. Франк. В своих выводах Семён Людвигович опирался на историю России – весьма своеобразную империю, которая сберегла для исторической жизни более 200 народов, в том числе весьма малых. Её историческое призвание не уничтожать, а сберегать. И это неоспоримый исторический факт. Подобное историческое бытие обеспечило один из важнейших факторов Великой Победы – плечом к плечу с фашизмом сражались представители сотен народов Советского Союза. Все они проявили героизм, отвагу, мужество и жертвенность. Не образец ли это подлинного единения народов, одухотворенных светлой идеей борьбы с мировым злом?

Итак, у России особая миссия в мировой истории. Однако выполняла ли она её? Не мечты ли это влюбленных в свою Родину мыслителей? Можно с уверенностью сказать, что выполняла. Захлёбываясь собственной кровью, Русь остановила орды монголов на подступах к Европе и тем самым спасла её цивилизацию.

В XVII-XVIII веках она разрушила притязания Польши и Швеции на господство в Европе, а в XIX веке нанесла сокрушительный удар планам Наполеона на мировое господство, восстановила суверенитет целого ряда европейских государств, завоеванных французами. В том же XIX веке Россия осуществляла освободительную миссию на Балканах, вернув ряду славянских народов утраченную государственность и независимость от Османской империи.

В годы Второй мировой войны СССР совершил беспримерный подвиг освобождения человечества от фашизма. Разве это не великая миссия нашей страны в мировой истории? У кого из европейских народов подробная благородная судьба, наполненная страданиями, жертвами, неимоверными тяготами во имя высоких общечеловеческих ценностей? Можем ли мы найти даже проблески жертвенности в США? Две мировые войны стали для них источником обогащения и доминирования в мире с позиции силы. Выполняли ли США освободительные миссии? Напротив, не освобождали, а покоряли. Тому свидетельство судьбы североамериканских индейцев, грабеж Латинской Америки, благоденствование «демократией» народов Ливии, Ирака, Афганистана, Сирии и т.д.

Миссии у России и США – противоположные и с этим США не могут смириться. Впрочем, весь Запад не может простить России духовно-нравственное превосходство. Отсюда и подлые попытки фальсифицировать вклад СССР в разгром гитлеровской Германии, поставить на одну доску Гитлера и Сталина, возложить вину за начало Второй мировой войны на СССР и многое другое. Все это свидетельствует не просто о кризисе духа западной цивилизации, а о ее усугубляющемся морально-нравственном разложении, об утрате собственно человечности. Здесь речь идет не о духовном оздоровлении, а о духовном спасении некогда христианской Европы.

Вернемся к размышлениям о Великой Победе. Выше мы пытались показать, что она имеет глубокие духовные и исторические корни, связанные с особенностями смысла существования России в мире. Наша Победа удивительна.

Против СССР в годы Великой Отечественной войны воевала практически вся «цивилизованная» Европа с передовой промышленностью, высококвалифицированными инженерами и рабочими, с огромными финансами, с мощной, обученной, с военным опытом армией, а победил Советский Союз, экономически более слабый, лишь недавно достигший уровня индустриальной державы.

Значит в войнах на выживание народов и стран, а именно такой была Великая Отечественная война, решающими факторами являются не только военно-экономическая мощь, но и дух нации. Об этом писал еще великий философ Гегель, приводивший в качестве примера отсталую в экономическом и культурном отношении маленькую Македонию, сокрушавшую своих более экономически сильных и цивилизационно продвинутых, хорошо вооруженных соседей – Афины, Фивы, Коринф и др.

На результатах войн сказывается нечто глубинное и мощное – национальный дух, духовно-личностные качества народа, в которых сосредоточена сила его энергии и воли. Многовековая история России выковала особый тип русского человека – исторически самый крепкий тип. Как писал выдающийся мыслитель Г.П. Федотов, в русском человеке поражают крепость, выносливость, отвага, патриотизм и неисчерпаемая способность к жертвам без напыщенного героизма[4]. Поражают его терпение и способность стойко переносить все тяготы и лишения, выпавшие на его долю. И наш противник прекрасно понимал это.

В конце 1944 г., когда крах «третьего рейха» стал неизбежным, Гитлер в кругу своих приближенных говорил: «Во имя чего принесли мы все жертвы? Ведь так долго, как она уже продолжается, война не продлится. Этого ни один человек не выдержит – ни мы, ни она. Вопрос только в том, кто выдержит дольше». Мы выдержали, так как в отличие от немцев знали во имя чего приносятся жертвы.

Разными у нас и у европейцев были идеалы героев, что нашло отражение в былинах, мифах и легендах. Причем мифы и легенды – не отвлеченная от жизни фантазия, но, по мнению выдающегося мыслителя А.Ф. Лосева, «наиболее яркая и самая подлинная действительность. Это совершенно необходимая категория мысли и жизни»[5].

Силу и достоинство русской земли выражают её герои – былинные богатыри, воплощавшие сущностные черты народного характера. Центральный герой русского эпоса Илья Муромец – крестьянский сын. Илья Муромец – мужицкий богатырь, олицетворяющий крестьянство как главную опору Руси. Илья Муромец служит Земле русской бескорыстно, без честолюбия и тщеславия, не ради наград и почестей. Он оберегает Родину по зову души и сердца.

В Европе эталонами героев являются рыцари – представители знати. Они олицетворяют четь и личное достоинство господствующих классов, стоящих над чернью на недосягаемой для нее высоте. Рыцарь – самоутверждающаяся личность, призванная покорять и властвовать. Рыцарь – символ средневековой Европы. Былинные богатыри – символ мужицкой Руси, которая постоянно во времени войн и смут опрокидывала агрессию надменных рыцарей и их последователей. Так произошло и в годы Великой Отечественной войны. Традиция была продолжена, и новые тевтоны потерпели сокрушительное поражение.

За свою историю русский народ прошел невиданную школу выдержки, мужества, находчивости в борьбе с суровой природой и агрессивными соседями, с социальными неурядицами и несправедливостями. При этом формировалась прочная традиция подвижнического служения Отечеству, матери-земле, в которую уходят наши национальные корни.

Советский солдат сумел сохранить лучшие черты, ковавшегося веками национального характера: природный ум и скромность; бесстрашие и доблесть, чувство товарищества, доходящее до самопожертвования; невиданное терпение в преодолении часто нечеловеческих тягот и лишений войны, а главное – святую веру в справедливый характер войны и свою победу.

Отсюда к важнейшим факторам Победы относится духовное оправдание войны. Философ Иван Ильин утверждал, что в военных условиях человек ищет «духовный смысл» происходящего и невольно, возвращаясь в воспоминаниях к старой жизни, дает ей оценку, решает для себя, насколько она дорога, чтобы сложить за нее голову. Война и жизнь подвергаются своеобразному «духовному суду» с глубокими раздумьями о собственной судьбе и прожитых годах. Если прежняя жизнь была «дурна», несправедлива, темна, полна унижений, то есть ли смысл в ее защите? Если воевать, то не за эту жизнь. А за какую?

Эти вопросы в том или ином виде волновали миллионы людей, подвергавшихся смертельной опасности на фронтах, занимавшихся тяжким солдатским трудом, стиравших до кровавых мозолей руки при рытье окопов, строительстве оборонительных сооружений, обессиливавших в изматывающих тело и душу переходах и марш-бросках, терявших здоровье на промозглом ветру заснеженных равнин и в болотных топях. А главное – за что подниматься в атаку и идти грудью на пулеметный свинец и под взрывы артиллерийских снарядов?

Война – тяжелое духовное испытание, и у тех, у кого нет высшего, что можно любить «больше себя», нет и духовных сил до конца терпеть свалившиеся беды, постоянно преодолевать страх, увечья или гибель. Война, как считал Ильин, должна быть «духовно оправдана», что дает нравственные и моральные силы переносить ее нечеловеческие тяготы. «Духовная оправданность» войны определяется внутренними мотивами, формированием убежденности в «правом деле». Слова Верховного Главнокомандующего Сталина – «Наше дело правое. Победа будет за нами» нашли отклик в сердцах и душах миллионов советских людей.

Бились и трудились за Родину, за семью, за товарищей, за все, что было дорого, близко и любимо. Победили в войне не ненавистью к врагу, а любовью к Отечеству, к родному, исконному, своему. Недаром Михаил Шолохов писал, что у советского бойца ненависть к врагу на кончике штыка, а в сердце любовь ко всему, что было дорого вчера и всему, что завтра ждет.

В годы Великой Отечественной войны в беспощадной схватке схлестнулись любовь и ненависть, любовь победила. Сильнее фашистского человеконенавистничества оказалось своеобразная культура любящего сердца, столь характерная, как писал Ильин, для России. «Русская воля получает свой размах только тогда, когда она что-то любит (патриотизм) и разворачивается её невиданная удаль…»[6].

Неслучайно, что культура времён Великой Отечественной войны пропитана не ненавистью ко всему, а высокой любовью, необыкновенным лиризмом и теплотой отношений между любящими сердцами, товарищами и др. Примером могут служить песни на стихи М. Исаковского «В прифронтовом лесу», А. Суркова «В землянке», А. Фатьянова «Соловьи», Л. Ошанина «Дороги» и др.

Песни фронтовых лет пели, поют и будут петь, настолько они созвучны глубинным потребностям человеческой души. Подобную культуру в «наручниках тоталитаризма» создать невозможно, ибо она выражает культуру трепетной души и любящего сердца. Культура стала одним из духовных истоков Великой Победы.

В годы Великой Отечественной войны Советский Союз одержал над фашистской Европой не только военную, но и интеллектуальную Победу. Советский профессор победил немецкого. За два десятилетия Советской власти было выпестовано первое поколение советской интеллигенции, сказавшей свое слово в военно-техническом противостоянии СССР с Германией и её союзниками.

Революция разбудила творческие силы народа, глубинные источники его творческого потенциала, главной областью воплощения которого становится наука. В народе проснулась небывалая тяга к образованию. Университетские и вузовские аудитории заполнила рабоче-крестьянская молодежь, привыкшая к труду и с энтузиазмом взявшаяся за освоение нового для себя дела – науки. Для этого Советская власть, несмотря на крайнюю скудность финансовых и других материально-технических ресурсов, предоставила широкие возможности.

В считанные годы были созданы уникальные научные учреждения, в том числе Математический институт имени В.А. Стеклова РАН, Физический институт имени П.Н. Лебедева РАН, Институт органической химии имени Н.Д. Зелинского РАН, Институт физических проблем имени П.Л. Капица РАН и многие другие. Всего в СССР к весне 1929 г. насчитывалось 1227 научных учреждений с 25 тыс. научных сотрудников (в 1917 г. – около 12 тыс.). Почти треть их составляли выпускники советских вузов. Во главе всех научных центров и НИИ стояли известные ученые, создатели научных школ и новых исследовательских направлений.

1930-е годы – время выдающихся достижений советских ученых в области математики, квантовой теории света, химической кинетики и цепных реакций, физики атомного ядра и др. В конце 1920-х – начале 1930-х гг. стартовал советский ракетный проект. В результате 1930-е годы стали годами великих научных свершений. Они были подготовлены динамичным развитием высшей школы, которая обеспечила индустриальную модернизацию страны высококвалифицированными кадрами.

Всего в вузах и техникумах за 1928-1937 гг. было подготовлено 2 млн. специалистов. Для сравнения скажем, что в начале ХХ века в России насчитывалось немногим более 30 тыс. инженеров. СССР стал страной всеобщей грамотности. Только в середине 1930-х годов открылись 20 тыс. новых школ – столько, сколько было в дореволюционной России.

С этим научно-образовательным потенциалом Советский Союз встретил Великую Отечественную войну, что стало одним из главных факторов Великой Победы. Научные исследования в годы войны не только не сократились, а напротив, наращивались. Физики создавали теоретические и экспериментальные предпосылки для конструирования новых видов вооружений; математики разработали уникальную методику вычислений для артиллерии, авиации и боевых кораблей; химики изобрели новые взрывчатые вещества, фармацевтические средства и многое другое.

В разработку лучших в мире самолетов внесли вклад исследования по аэродинамике С.А. Чаплыгина, Б.Н. Юрьева, М.В. Келдыша и др. Ю.Б. Кобзарев, А.И. Берг, Н.Д. Папалекси изобрели радиолокаторы для пеленга вражеских самолетов, морских судов, подводных лодок, для оповещания систем ПВО об авиационных налетах противника. Под руководством С.И. Вавилова были созданы уникальные оптические приборы. И.П. Бардин выплавил новые сорта высококачественной стали. Успешно разрабатывались теория взрывов и технология изготовления порохов. Советские медки подготовили эффективные методики лечения ранений грудной клетки, черепа, центральной нервной системы и др. Продолжались геолого-разведочные работы. В частности, благодаря поискам геологов началась эксплуатация крупной Волго-Уральской нефтегазоносной области.

В тяжелейший период войны, когда её исход был еще не ясен, в 1943 г. была организована Академия педагогических наук с магистральной задачей развития дошкольного, начального и среднего образования. В 1944 г. была создана Академия медицинских наук. В этот период (1943-1945) были учреждены Академии наук в Казахстане, Узбекистане, Армении, Азербайджане, а также Западно-Сибирский, Татарский, Киргизский, Карело-Финский филиалы АН СССР.

В стране, судьба которой в буквальном смысле висела на волоске, закладывали основы для её будущего развития, относились к науке как мощному движущей силе экономического, политического и социального прогресса. Подобные усилия дали результаты: мы не только выстояли и победили, но в послевоенное время превратились в лидера научно-технического прогресса, в мощную сверхдержаву. Великая Отечественная война преподала убедительный урок – истоки силы государства и народа связаны с состоянием науки. От развития науки зависит благополучие Отечества, его место и роль в мире.

В годы войны советское высшее образование переживало тяжелейшие времена. Пустели студенческие аудитории: десятки тысяч студентов уходили добровольцами на фронт, на строительство оборонительных сооружений, в медсанбаты и др. Студенты медицинских вузов почти в полном составе ушли в армию и своим нелегким трудом спасли сотни тысяч жизней бойцов Красной Армии.

Типичной для вузов периода войны является история МГПИ им. В.И. Ленина (ныне МПГУ). Осенью 1941 г. количество студентов сократилось вдвое. Большинство ушло на фронт. Гордостью нашего университета стали студентки: А. Акимова, А. Хорошилова, Н. Алферова, Л. Гогина, В. Краснощекова, К. Смыкова – летчицы и штурманы первого в стране женского авиационного соединения. Двое из них были удостоены высших наград. В. Белик посмертно присуждено звание Героя Советского Союза, А. Акимовой – звание Героя России в 1994 г..

Вопреки всем трудностям – полуголодная жизнь, неотапливаемые помещения, постоянные авианалеты на Москву, Институт развивался и в 1945 г. число студентов достигло довоенного уровня, а финансирование МГПИ им. В.И. Ленина превзошло более, чем на 6 % довоенные показатели. Институт работал в составе 7 факультетов (до войны их было 6) и готовил студентов по 12 специальностям (до войны – 8). Количество кафедр увеличилось с 36 до 45. Примечательно, что именно в годы войны в МГПИ начали готовить преподавателей латинского и греческого языков!

Не замирала и научная жизнь. В 1944 г. Институту было предоставлено право пофакультетской защиты докторских диссертаций. Прежде, этим правом в стране пользовались лишь МГУ и ЛГУ. В 1944 г. работниками Института было защищено 8 докторских и 44 кандидатских диссертаций.

Те же процессы развития проходили и в других советских вузах. Вдумаемся – за годы войны было открыто 60 новых вузов! Систему высшего образования не «оптимизировали» как сегодня, а развивали, думали о будущем страны, но не о сиюминутных интересах. Впрочем, их интересами назвать нельзя. Здесь кроется нечто иное …

В том, что Знамя Победы взвилось над куполом рейхстага огромная заслуга советских учителей. Это их выпускники школ шли ранним воскресным утром 22 июня 1941 г. встречать зарю своей юности, а встретили зарево пожаров войны. Они не дрогнули в час суровых испытаний, отстояли страну. Советская школа воспитала поколение победителей, ставшее нашей национальной гордостью, навечно запечатленной в нашей национальной памяти и самосознании. В великом подвиге наших прадедов, дедов и отцов сосредоточена огромная нравственная сила нашей Родины, которая выполнила уникальную историческую миссию ниспровержения мирового зла.

В войнах на истребление истощаются силы народа и их восстановление идет крайне медленно и мучительно вследствие разрухи, боли, потерь, а, главное, усталости населения от бед и невзгод. Советский Союз, напротив, после страшной войны заявил о себе в мире во весь голос победителя, став страной, шагающей семимильными шагами к свершениям во всех областях жизни государства. Великая Победа влила в народ великие духовные силы, разбудила жажду свершений и неуёмное стремление возродить страну. И этот подвиг свершился – Советский Союз стал сверхдержавой с огромным морально-нравственным авторитетом в мировой политике.

Сказались усилия советского государства по развитию науки и образования, которые без преувеличения стали лучшими в мире. Для убедительности приведем лишь две цифры: с 1945 по 1965 гг. численность студентов в советских вузах выросла в 20 раз, а вузовские площади в 15 раз.

Великая Победа – великий урок. Образование и наука – мощная сила преображения, обновления и созидания Отечества. Прискорбно, что о нем забывают. В свое время Гегель, глубоко разбиравшийся в мировой истории, с горечью отмечал, что «опыт и история учат, что народы и правительства никогда ничему не научились из истории и не действовали согласно поучениям, которые можно было бы извлечь из нее»[7].

Примеров правоты мыслителя бесчисленное множество. Прав и выдающийся русский историк В.О. Ключевский, который ответил Гегелю словами: «…история учит даже тех, кто у нее не учится; она их проучивает за невежество и пренебрежение»[8]. Будем помнить об этом и бережно, трепетно, с благоговением относиться к собственной истории, тем более, что она, в конечном счете, является подлинным и верным союзником России.

 

[1] Шубарт В. Европа и душа Востока. М., 1997.

[2] Достоевский Ф.М. Дневник писателя июль-август 1877 // Полное собрание сочинений. В 18 т. Т. 12. М., 2004. С. 177.

[3] Соловьев В.С. Три речи в память Достоевского. На пути к истинной философии // Соловьев В.С. Сочинения. В 2 т. Т. 2. М., 1988. С. 317.

[4] Федотов Г.П. Судьба и грехи России. СПб., 1992. Т. 1.

[5] Лосев А.Ф. Диалектика мифа. М., 1990. С. 396.

[6] Ильин И.А. Собрание сочинений. В 10 т. Т. 6. Кн. 3. М., 1997. С. 214.

[7] Гегель Г. В. Ф. Лекции по истории философии // Гегель Г. В. Ф. Феноменология духа. Философия истории. М., 2007. С. 483.

[8] Ключевский В. О. Сочинения: В 9 т. / Под ред. В. Л. Янина. Т. 9. М., 1991. С. 307.

28 / 05 / 2020

Показать обсуждение