Навигация по сайту

ДИСТАНЦИОННОЕ ОБУЧЕНИЕ. Остаёмся дома

ДЕНЬ ОТКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ ОНЛАЙН

Один день московского руфера

Алексей Стейнерт, 302 группа в.о.

Задумывался ли ты, дорогой читатель, где можно найти тихий уголок посреди Москвы? Где в большом городе обрести спокойствие, тишину и побыть наедине с собой, пускай и недолго? Ирония мегаполиса заключается в том, что шаблонные места «для успокоения» – всякие парки, скверы и сады – давно уже стали сугубо публичными. Но потеря одного – это лишь повод для поиска чего-то нового. Здесь и берет начало молодежное движение, возникшее сравнительно недавно и набирающее всё большую популярность. Это движение «руферов» (от англ.-roof– крыша). Название «руферы» дословно можно перевести на русский язык как «крышелазы». В основном представители этого движения – это молодые ребята, которые увлечены покорением крыш высотных зданий. Их не останавливает страх высоты, угроза «свидания» с милицией или дубинки охраны. Скорее напротив – преодолевая всё новые препятствия, они впадают в азарт и начинают соревноваться между собой – чьё «приключение» круче. Из всех зданий Москвы сегодня руферам не покорились лишь башни Кремля, хотя с энергией, свойственной этим ребятам, даже такая цель – лишь дело времени. Но давайте не будем терять время и отправимся в путешествие по московским крышам – итак…

 

Один день московского руфера

8:00. Будильник. Чёртов будильник! Чтобы его отключить, нужно открыть глаза. Нащупать тапочки. Оторваться от теплой, мягкой постели. Подойти к столу. Понять, где будильник. Вспомнить, как он выключается. Наконец выключить чёртов будильник. Саше определенно снилось что-то очень приятное, но, конечно же, на самом интересном месте пришлось проснуться, и сон моментально забылся. Кстати познакомьтесь – это Саша. Ему 19 лет, он студент 2 курса мехмата МГУ, по совместительству – руфер. Покорением крыш увлёкся год назад, совершив первую вылазку с друзьями на крышу задрипанной бутовской девятиэтажки, и сразу понял, что это – его. С пор было много приключений, была «покорена» не одна крыша, и он успел приобрести некоторую известность в московской руферской тусовке. Вчера вечером в одной из социальных сетей Интернета, куда он постоянно выкладывал фотоотчёты о своих похождениях, ему написала незнакомая девушка и слёзно попросила устроить ей экскурсию на какую-нибудь крышу, да так, чтобы повыше. Что ж, в этом увлечении тоже есть свои плюсы — у девушек крыши стойко ассоциируются с романтикой и женского внимания Саше хватает с лихвой. Тем более сегодня воскресенье и он ничем не занят. Ну и лишняя тысяча рублей как вознаграждение еще никому не вредила. Но хватит лирики – пора собираться на вылазку. Тихо, чтобы де разбудить маму, с которой он живёт в тесной «двушке», Саша крадётся на кухню. Холодильник приветствует его привычной густотой; хорошо, что находятся вчерашние холодные пельмени. Выпив крепкого кофе (день предстоит долгий!) и сходив в душ, наш герой начинает сборы. По опыту — одевать лучше то, что не жалко — велик шанс, что одежда будет безнадёжно испорчена. Идеально пойдут старые и частично рваные джинсы, футболка трёхлетней выдержки и куртка, какие обычно в изобилии пылятся на дачах и используются при штурмах огородов или сборе грибов. На ноги – ботинки армейского типа с толстой подошвой — возможно, придётся прыгать, приземляться с высоты полутора метров на подошвы кроссовок весьма болезненно. Плюс – старенькие перчатки и рюкзак, в который последовательно помещаются фонарик, разводной ключ, ножницы по металлу и, конечно, монтировка — лучший друг руфера! Разумеется, никаких ценных вещей с собой брать не нужно – в случае «чаепития» отделении милиции (или полиции, как она называется сейчас, впрочем, разницы всё равно никакой) они легко могут затеряться в широких милицейских карманах. В качестве исключения берется фотоаппарат – все-таки жалко уходить, не запечатлев новое место. Вроде всё Пора в дорогу.

 

10:00. В метро Саша ещё немного поспал, благо в воскресенье утром все вагоны практически пустые и никто не беспокоит. И вот он уже на станции метро «Юго-Западная» — ожидает свою спутницу в центре зала. Спустя минут пятнадцать она появляется – он быстро оценивает ее экипировку. Звучит как шутка, но многие девушки, не долго думая, надевают на такие вылазки юбки и каблуки, повергая Сашу в лёгкое недоумение. После нескольких таких примеров он начал заранее объяснять своим подопечным, что нужно и что не нужно надевать, собираясь на крышу. Итак – кроссовки, джинсы, куртка.

Вроде всё нормально. Здоровается. Девушку зовут Юля. Симпатичная. Судя по глазам – не глупая. Что ж, с такой можно и в разведку, куда он, собственно, и собирается. Здание, которое они будут покорять, зовется среди руферов «Синим зубом» это 22-этажный офисный комплекс, занимающий огромную площадь и абсолютно заброшенный. Здание отделано синим стеклом и выглядит весьма внушительно. Саша читал, что в начале девяностых годов оно было спроектировано итальянскими архитекторами и почти достроено, но деньги кончились и проект закрыли. Со временем всё что можно было из него вынесено, и теперь «Синий зуб» выполняет лишь две функции – дает работу немногочисленным охранникам и служит аттракционом для экстремалов вроде Саши. Что ж, пора посетить его лично – тем более прекрасное майское утро к этому очень располагает.

10:30. Саша с Юлей уже на месте. Перед ними кривой железный забор высотой под два метра. Они обходят его по периметру – дырок, увы, нет. Единственный въезд сторожит охранник, сидящий в будке, – туда лучше не соваться. Наконец Саша замечает уязвимое место забора, где по железным креплениям можно забраться наверх. Аккуратно, стараясь не привлекать внимания прохожих, он карабкается на забор и осматривается. Тут его поджидают два открытия – первое заключается в том, что совсем близко, с внутренней стороны, к забору приставлена лестница. Второе, менее приятное, – как раз на том месте, где стоит лестница, вся верхушка забора испачкана чем-то, сильно напоминающим фекалии. Прощайте, старые перчатки. Балансируя на самой верхушке забора, стараясь не испачкаться и не упасть, он помогает Юле подняться. Они осторожно спускаются по приставной лестнице и оказываются на территории  «Синего зуба».

 

11:00. Наши герои подходят к одному из входов в здание. Саша прислушивается – всё-таки какая-то охрана здесь есть. И тут раздаётся собак, причём сразу с нескольких сторон. Чёрт, про них никто не говорил! Саша смотрит на свою спутницу – она явно в панике. «Только не двигайся! – скомандовал он. – Эти собаки наверняка служебные — если их не провоцировать, они не тронут». Спустя минуту появляются три здоровых волкодава и, оскалившись и рыча, окружают горе-путешественников. Раздаются быстрые шаги, и из недр здания выныривают двое охранников.

–  Вы что здесь делаете? – спрашивает тот, что покрупнее.

– Да мы просто посмотреть хотим… – начал Саша.

– Двести с человека или проваливайте! — охранник весьма лаконичен.

–  Хорошо, сейчас… – студенческий карман стал несколько тоньше.

– Короче, на последний этаж не вылезайте — там камеры везде, ЧОП приедет сразу, проблем не оберётесь. И снимайте без вспышки — она видна будет. По первому не ходите – собаки достанут. В здании дырки в полу везде – внимательнее. И до темноты успейте, потом заблудитесь, ночевать здесь будете. Вопросы есть?

– Нет, всё понятно.

Охранники удаляются в неизвестном направлении, забирая с собой собак. Можно входить в здание.

12:00. Огромные заброшенные помещения. Кучи мусора. Повсюду следы постепенного разрушения. Акустика такая, что каждый шаг эхом отзывается под сводами этого монстра. Бесконечные комнаты, пролёты, коридоры… Вот здесь должен был быть санузел — ванную успели поставить, но не успели вынести. С потолков свисает проводка. На полу – осколки битого стекла. Множество надписей — бесконечные автографы в духе «Здесь был Вася». Пыль, много пыли. Без фонарика обойтись нельзя – на лестничных пролётах абсолютная темнота, кое-где встречаются пустые и ничем не прикрытые шахты лифтов, чередующиеся с пробоинами в полу. Коридоры, как щупальца спрута, отходят от центрального зала в разные стороны. В гигантском зале на 7-ом этаже замер центральный стеклянный лифт с битыми стёклами. Ощущение полного отчуждения – кажется, что раньше здесь была жизнь, но теперь она покинула это место. Как зачарованные, Саша с Юлей идут по этому памятнику пустоте, всё больше погружаясь в недра разоренного гиганта. Поднявшись по лестнице на десятый этаж, они карабкаются в полной темноте, которую разрезает лишь слабый свет карманного фонарика, через баррикады из строительного мусора, досок и арматуры, сооружённые кем-то, очевидно, для защиты верхних этажей от посторонних. Впрочем, здесь они снова натыкаются на приставную лестницу – похоже, посторонние сюда все же ходят.

 

13:00. …Из разбитых окон высотки Москва кажется смешной в своей суете, бесконечном движении и гонке. Здесь ничего не движется – в этом здании единственной движущей силой является разрушающая сила времени. Парень и девушка мерно щёлкают затворами фотокамер, стремясь запечатлеть как можно больше.

Внезапно неподалёку раздаётся шум и голоса. Юля замирает, на её лице читается страх. Саша достаёт монтировку и готовится к встрече новых знакомых. По его расчётам, они на пятнадцатом этаже – здесь не ходит охрана. Голоса всё приближаются, и вот появляются трое. Саша смотрит на них и облегчённо кивает. Эти трое – такие же руферы, как он, – молодые ребята в походной экипировке. Они кивают в ответ и идут дальше – по негласным правилам крышелазов в таких ситуациях говорить не нужно, если нет необходимости. В конце концов, не за разговорами приходят в такие дикие места.

14:00. Последний этаж. Здесь нужно быть особенно осторожными – возможно, охранники просто хотели напугать, но если камеры и вправду стоят, это чревато неожиданным «маски-шоу» с сотрудниками  ЧОПа. Такая перспектива вряд ли может радовать. И вот – лестница на чердак.  Очень осторожно Саша поднимается наверх, ведя за собой Юлю. Да, всё верно – это наивысшая точка здания, здесь до сих пор стоит небольшой строительный кран и висит люлька для рабочих. Ребята забираются на кран, усаживаются поудобнее… Да, это она — крыша заброшенного здания! Здесь совсем тихо – звуки улиц почти не долетают до крыши высотки. Ярко светит майское солнце, нагревая стекло и металл. Отсюда открывается великолепный вид на Москву, нет посторонних, и только голубое небо над головой, усыпанное редкими облачками, составляет компанию ребятам. Так они будут еще долго сидеть в одиночестве, наслаждаясь весной и солнцем, ощущая то состояние, которое, пожалуй, можно назвать счастьем.

Спуск обратно оказался гораздо быстрее, чем подъём – известным путём идти всегда легче. Очутившись на улице, Саша и Юля первое время старались не выделяться на фоне толпы – на всякий случай. Затем Юля поблагодарила Сашу за эту необычную «экскурсию», рассчиталась с ним, и, сев в метро, они разъехались по домам. По опыту Саша знал, что она позвонит ещё не раз — такие вылазки затягивают и затягивают надолго. Для него это уже давно стало не только увлечением, но и подработкой.

Оказавшись дома, Саша написал в интернет-сообщество руферов подробный отчёт с фотографиями и комментариями для тех, кто захочет повторить его «подвиг», и обсудил с другими руферами свою вылазку. Завтра он отправится на учёбу как обычный студент и его увлечение на время уйдет на второй план — до следующей крыши.

 

От автора

Автор этого очерка одно время сам был участником движения руферов. Если попытаться показать социальный срез движения, то мы получим следующий портрет типичного московского руфера: во-первых, это молодой человек — девушки отдают предпочтение менее экстремальным увлечениям. Возраст — от 16-18 до 20-22 лет — соответствует старшим классам школы или первым курсам вуза. В случае обучения в вузе или колледже руфер с большой долей вероятности будет представителем «технарей», а не «гуманитариев» — он может быть математиком, физиком, инженером, но вряд ли среди крышелазов вы встретите юристов или менеджеров. Увлечение крышами заменяет руферу вредные привычки — среди представителей движения практически нет тех, кто увлекается алкоголем или наркотиками, редко встречается курение. В силу своего увлечения руферы зачастую находятся в хорошей физической форме. Многие из них занимаются фотографией, являются активными участниками соответствующих интернет-сообществ. С точки зрения политических взглядов руферы придерживаются умеренной направленности и лишены какого бы то ни было радикализма — среди всех молодёжных субкультур они занимают, пожалуй, наиболее нейтральную позицию по отношению к политике. С точки зрения социальной принадлежности руферов можно отнести к «среднему классу», они стремятся к финансовой независимости и рано начинают зарабатывать самостоятельно. В целом представителей движения руферов автор склонен относить к интеллектуалам от молодёжных субкультур, для которых увлечение крышами стало своеобразным «стилем жизни».