Навигация по сайту

ВЫБОРЫ РЕКТОРА

ДЕНЬ ОТКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ

Антифейк-2022

Меры против коронавируса

Бывшие неонацисты и исламисты борются с экстремизмом в Великобритании

Новости Центра профилактики религиозного и этнического экстремизма в образовательных организациях РФ

 

«До тех пор, пока общество может прощать и признавать, что люди могут измениться, все больше людей выступит вперед, и мы дадим достойный ответ»

«Я хотела изменить мир, я хотела найти альтернативу тем проблемам, которые видела», – вспоминает Хадия Масие. Окруженная фотографиями своих детей, 40-летняя женщина вспоминает, как ее втянули в исламистскую группировку Хизб ут-Тахрир и призывали к халифату. Будучи привлеченной идеалами организации в подростковом возрасте, она стала постоянным участником и вербовщиком, участвуя в выступлениях и распространяя листовки, пропагандируя  идею о фундаментальном конфликте между Исламом и Западом. Но взрывы 7/7 (теракт в Лондоне 7 июля 2005 с 52 жертвами), стали для нее тревожным сигналом, показавшим, к чему может привести исламистская идеология, которой она посвятила себя. «Дело не в том, что группа  использовала насилие, а в том, что молодые люди приходят с идеей создания мира, надеждой на лучшую жизнь, но их усилия превращаются  во что-то другое», – сказала г-жа Масие.  «Они примыкают к этим политическим группам в попытке реализовать собственные планы.»

Она провела более десяти лет, работая над тем, чтобы противостоять идеям, которым когда-то следовала, в составе растущей армии бывших экстремистов, пытающихся повернуть вспять радикализацию на всех фронтах.

Полиция предупреждала, что Великобритания будет  подвержена дальнейшим террористическим атакам после зверских преступлений с 36 жертвами в 2017 году.  Сценарии  становятся примитивнее и быстро реализуемыми. У нее есть опасения, что не все замыслы террористов  могут быть раскрыты и остановлены. Всплеск исламистского терроризма, вызванный  разрастанием ИГИЛ, сопровождается ростом ультраправого экстремизма, поскольку две идеологии  «кормят друг друга» с фатальным эффектом. Расследования терактов в Великобритании вышло на рекордные цифры и спецслужбы работают на высшем «красном» уровне для борьбы с террористами,  пресекая угрозы в их источнике.

Г-жа Масие работает с молодыми женщинами и девочками, которые уязвимы для исламистской радикализации  в рамках правительственной программы  «Предотвращение»,  в группе под названием «Женщины без границ». Она говорит,  что ее собственный опыт помогает взаимодействовать с подростками, которых привлекает Игил, говоря:  «чтобы понять это, нужно побывать там…  Если женщинам была «продана»  утопия, идея, они будут работать на нее, и мы видели, к чему это проводит.»

Г-жа Масие видит основную проблему с девочками в возрасте между 15 и 17,  как  потенциальными «невестами джихада»,  которых вербуют с помощью современных пропагандистских кампаний.  «Их привлекала возможность решения своих проблем, с которыми они сталкивались каждый день, будучи молодыми девушками, будь то исламофобия или непринятие»,- сказала она. «Им предлагают  определенный социальный «набор»,  утверждая, что  Игил – это место, где «вы можете быть собой, вы обретете свою личность, и вы можете практиковать свою веру без какой-либо угрозы для вас.»

В то время как многие западные эксперты считали роль женщин в Исламском государстве не более чем жестоким рабством,  ИГИЛ позволяло самим женщинам вербовать больше соратниц в интернете, транслировать  свою деятельность в социальных сетях и даже применять свою жесткую интерпретацию законов шариата в подразделениях «полиции нравственности».

Среди 900 человек, покинувших Великобританию и уехавших в Сирию в 2014 году, большинство были женщины, некоторые с маленькими детьми. Часть из них были убиты, включая в школьниц из Бетнал Грин.

Г-жа Масие сказала, что освобождение территорий  от ИГИЛ и частичный разгром  его пропагандистской сети в интернете ударили по его возможностям вербовки, но продолжающиеся притеснения оставляют благодатную почву для возрождения.  «Я фокусируюсь на том, чтобы дать молодым людям альтернативу, показать им недостатки в экстремистских аргументах и дать им возможность бросить им вызов, получить надежду, что есть другой путь вперед», – добавила она.

«Исламское образование важно, чтобы показать им, что они могут сохранять свою идентичность как мусульмане и продолжать жить как британские граждане.»  Г-жа Масие предупредила,  что рост исламофобских преступлений на почве ненависти рискует сделать больше людей уязвимыми для аргументов экстремистов, но сказала, что рост преступлений на почве ненависти и террористических нападений только укрепил решимость противостоять ненависти всех видов.

«Это уже немало, что люди хотят найти способ решения этих проблем», – добавила она. «Существует
среда,  объединяющая бывших экстремистов.» Сотрудник программы « Предотвращение»  по профилактике и раннему вмешательству Найджел Бромаж, бывший член неонацистской группы Combat 18, работает с людьми, подверженными ультраправым идеям. «Проще говоря, экстремизм – это монета”, – сказал он. «С одной стороны у вас исламисты, а с другой – крайне правый экстремизм. Они оба питаются друг от друга и часто используют одни те же  методы, чтобы уклоняться от преследования, продолжая активность в другой форме.»  Эти отношения видны по террористическим атакам  человека, который пытался обезглавить азиатского дантиста, утверждая, что он мстил Ли Ригби, который был убит исламистскими экстремистами. Три года спустяДаррен Осборн, безработный отец семейства, который подвергался  пропаганде  Томми Робинсона, «Британия  прежде всего» и других крайне правых фигур, привел взрыв в Манчестере в качестве причины для наезда фургона на мусульман в Финсбери-парке.

Белые люди   в настоящее время являются крупнейшей этнической группой подозреваемых в терроризме, арестованных в Великобритании.  Обращения в рамках программы «Предотвращение» по правому экстремизму взлетело на 36 процентов в год. Впервые число людей, получающих поддержку в борьбе с исламистской радикализацией  и крайне правой, находится на одном уровне.  Г-н Бромаж, 53 года, сказал, что он был втянут в крайне правое крыло из-за его ненависти к IRA, причиной стала листовка с изображением  жертв бомбы. Он провел 20 лет в группах, включая Национальный фронт, Британское движение и Combat 18, прежде чем разочаровался  и разорвал связи в 1998 году. «В конце концов, я понял, что присоединялся к ультраправым, чтобы остановить терроризм, но в итоге я выступал за активные действия как единственный способ реализовать свои убеждения», – сказал г-н Бромаж.  «Мне стало тошно от насилия и последствий, которое оно оставляло.  Я понял, что оказался  не в том месте не в то время и мне просто нужно было уйти.»

Теперь он наставляет людей, получающих поддержку в рамках программы «Предотвращение», и руководит благотворительной организацией «Маленькие шаги», которая помогает ультраправым экстремистам оторваться от своих убеждений и образа жизни.  «Мы в основном работаем с людьми, которые являются ядром  ультраправых неонацистов, но за последние полгода состав изменился», – сказал г-н Бромаж. «У нас есть люди из разных организаций, таких групп, как Generation Identity, Britain First, Английская лига обороны и более популистские правые организации.»  Он предупредил, что группы,  выступающие как ненасильственные, могут радикализировать людей, которые       впоследствии предпримут свои собственные активные действия, и что такие вопросы, как терроризм и бандитские группировки,  могут стать «воротами»  в  экстремизм. «Хотя эти люди подчеркивают реальные проблемы и вопросы, они никогда не предлагают реальных ответов, и мы должны подчеркнуть это», – сказал г-н Бромаж. «Мы выясняем, почему человек злится на общество, кто формирует его взгляды, и предлагаем ему альтернативу.»

Г-н Бромаж сказал, что ультраправые долго не принимались  всерьез в Великобритании, но убийство депутата лейбориста Джо Кокса и рост организации  neo-Nazi National Action  вызвало осознание. «Это серьезная проблема, люди это понимают, и теперь мы идем по правильному пути, где мы противостоим правому экстремизму, и это делается хорошо»,- добавил он.

Не все так оптимистично настроены в отношении программы  «Предотвращение», которая       подвергается нападкам со всех политических и идеологических сторон за то, что она является       драконовской и неэффективной, инвазивной и некомпетентной. Но она остается одним из четырех       направлений Стратегии контртеррора  Великобритании (CONTEST) – «Предотвращение»,  «Преследование», «Защита» и «Подготовка» – и правительство по-прежнему отвергает призывы к       ребрендингу программы или изменению ее тактики. Обновленная Стратегия, опубликованная летом,       характеризует  «Предотвращение» как программу   «защиты»  уязвимых взрослых и детей, добавив:       «в Соединенном Королевстве нет единого социодемографического профиля террориста и нет       единого пути или «конвейерной ленты», ведущей к участию в терроризме. Террористы являются       выходцами из самых разных слоев общества и, как представляется, участвуют в них по-разному и по       разным причинам. Лишь немногие из тех, кто вовлечен в терроризм, обладают глубоким знанием       веры.»

«В то время как один фактор не заставит кого-то стать причастным к терроризму, несколько       факторов  могут объединиться, чтобы создать условия, при которых может произойти       радикализация».  Помощник комиссара столичной полиции Нил Басу недавно сказал депутатам, что,       хотя службы безопасности до недавнего времени рассматривали возвращение иностранных       боевиков как самую большую террористическую угрозу Великобритании, «это было не так –    угроза уже была здесь». Он сказал, что из рекордных 700 террористических расследований, проводимых в настоящее время в Великобритании, около 80 изучают исламистских джихадистов и             20 процентов “других”, включая “значительную долю правого крыла”.

«Предотвращение»  является наиболее важной основой Стратегии CONTEST, если в долгосрочной перспективе мы хотим увидеть некоторое снижение угрозы», – сказал г-н Басу в Комитете внутренних дел.  «Мы должны бросить вызов экстремистскому поведению, даже если оно не переступает порог преступления из-за той нетерпимости, которую оно порождает в   обществе.»

Г-н Бромаж призвал бывших экстремистов всех мастей присоединиться к борьбе и стать образцом для подражания,  добавив:  «до тех пор, пока общество может прощать и принимать, что люди могут измениться, все больше людей выступит вперед, и мы дадим достойный ответ.»

Корреспондент издания The Independent в Министерстве внутренних дел Великобритании Лиззи Дирден

 

 

 

 

10 / 01 / 2019

Показать обсуждение