Навигация по сайту

ВЫБОРЫ РЕКТОРА

ДЕНЬ ОТКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ

Антифейк-2022

Меры против коронавируса

Основоположник российской экспериментальной биологии

Дирекция изучения истории МПГУ

15 июля 2022 г. исполнилось150 лет со дня рождения основоположника отечественной экспериментальной биологии, доктора зоологии, члена-корреспондента Петербургской АН, Российской АН, АН СССР, академика ВАСХНИЛ, организатора и первого директора Института экспериментальной биологии, профессора МВЖК и 2-го МГУ Николая Константиновича Кольцова.
Н.К. Кольцов родился 3(15) июля 1872 г. в Москве, в семье бухгалтера крупной меховой фирмы, состоял в родстве с режиссером К.С. Станиславским и крупным ученым-биологом С.С. Четвериковым. Отец умер, когда Коле не исполнилось и года, дети воспитывались матерью, происходившей из купеческой семьи. Старший брат Николая Сергей писал в своих воспоминаниях: «Мать наша была образованная женщина. Знала французский и немецкий языки, любила читать, благодаря чему у нас всегда было много книг, имелись всегда так называемые толстые журналы – “Вестник Европы”, “Отечественные записки”, “Русская мысль” и другие». Интерес к биологии проявился у Кольцова еще в детстве – он с увлечением собирал гербарии, коллекционировал семена и насекомых. Восьми лет Николай поступил в 6-ю Московскую гимназию, которую окончил с золотой медалью.
После окончания гимназии в 1890 г. Николай Кольцов поступил на естественное отделение физико-математического факультета Императорского Московского университета, где специализировался на кафедре сравнительной анатомии. Все его студенческие работы были посвящены имен-но этой теме, Учителем Николая Кольцова по сравнительной анатомии был глава московской зоологической школы М.А. Мензбир. Хотя интересы Кольцова в университете были сосредоточены на вопросах сравнительной анатомии, он прочитал и проработал книги Ламарка и Дарвина, Вейсмана и Гегенбаура, Шопенгауэра и Канта, Бокля и Спинозы. Большое влияние на научное развитие и интересы студента оказал приват-доцент, позднее профессор эмбриологии и гистологии В.Н. Львов. Как писал Николай Константинович, именно Львов дал ему – тогда еще студенту второго курса – прочесть работу А. Вейсмана «О зачатковом пути». От профессора Н.А. Иванцова, преподававшего эволюционное учение и цитологию, Николай Кольцов воспринял интерес к цитологии. В студенческие годы Кольцов много путешествовал по России – исходил пешком всю Московскую губернию, позже – Крым и Кавказ.
В годы учебы в университете Николай Кольцов выполнил работу «Развитие таза у лягушки». В 1894 г. он выступил с докладом «Значение хрящевых центров при развитии таза позвоночных» на секционном заседании IX Всероссийского съезда естествоиспытателей и врачей. На третьем курсе М.А. Мензбир предложил Кольцову написать сочинение на золотую медаль «Пояс задних конечностей и задние конечности позвоночных». Студент выполнил задание – прочел около 50 литературных источников на разных языках (еще в гимназические годы он изучил английский, немецкий, французский, позже итальянский), и написал от руки, крупным каллиграфическим подчерком книгу формата энциклопедии объемом около 700 страниц, с большим числом выполненных пером рисунков. Оригинал этой ненапечатанной работы хранится в библиотеке Института биологии развития РАН.
По окончании университета в 1894 г. с дипломом 1 степени и золотой медалью за сочинение Николай Кольцов был оставлен на кафедре для подготовки к профессорскому званию. В течение нескольких последующих лет он работал на биологических станциях России (Севастопольской, в Ростове-на-Дону). После сдачи в 1896 г. магистерских экзаменов Кольцов был командирован на два года за границу – работал в лаборатории В. Флемминга в Киле и на морских биостанциях в Неаполе, Роскове, а также на русской биостанции Виллафранка близ Ниццы. Вот как вспоминал о Н.К. Кольцове того времени американский генетик и эволюционист Рихард Барух-Бенедикт Гольдшмидт: «Там был блестящий Николай Кольцов, возможно, лучший зоолог нашего поколения, доброжелательный, немыслимо образованный, ясно мыслящий ученый, обожаемый всеми, кто его знал». Собранный ученым материал послужил основой для защиты магистерской диссертации. В 1900 г. Н.К. Кольцов стал приват-доцентом по кафедре сравнительной анатомии Московского университета, а после за-щиты в октябре 1901 г. магистерской диссертации «Развитие головы миноги» был утвержден магистром зоологии.
В 1902 г. Николай Кольцов вновь отправился за границу, где ознакомился с новыми достижениями в биологии – экспериментальной цитологией, биологической химией, механикой развития, генетикой. Знакомство и общение с учеными разных стран сыграло большую роль в становлении Кольцова как исследователя, в его отходе от чисто сравнительно-анатомических интересов к постановке и исследованию фундаментальных общебиологических проблем. Так, его общение с крупнейшими европейскими цитологами В. Флемингом, О. Бючли, Р. Гольдшмидтом, М. Гартманом определило смену научных интересов ученого – он начал цикл исследований в новой области – цитологии. Во время двухгодичной командировки (1902-1903) Н.К. Кольцов выполнил первую часть своих классических «Исследований о форме клетки» – «Исследование о спермиях десятиногих раков в связи с общими соображениями относительно организации клетки» (1905), предназначавшуюся для докторской диссертации. Эта работа вместе со второй частью «Исследований о форме клетки» (1908) утвердилась в науке как кольцовский принцип формоопределяющих клеточных скелетов (цитоскелетов).
После возвращения на Родину, не прекращая научных исследований, Н.К. Кольцов занялся интенсивной педагогической и научной-организационной работой. Он вел занятия со студентами университета по гистологии и микроскопической зоологии. Начатый еще в 1899 г. курс цитологии был преобразован им в абсолютно новый курс общей биологии. Огромной популярностью у студентов пользовался и другой курс Н.К. Кольцова – «Систематическая зоология». Единое целое с лекциями составил «Большой зоологический практикум», куда студенты принимались по конкурсу.
В революционные дни 1905 г. Н.К. Кольцов был деятельным членом кружка «Одиннадцать горячих голов», которым руководил астроном, большевик П.К. Штернберг. Подавление революционных выступлений непосредственно отразилось на официальном положении Николая Константиновича – начался конфликт с М.А. Мензбиром. В 1906 г. Кольцов отказался защищать докторскую диссертацию, поддержав начавшуюся забастовку студентов: «Я отказался защищать диссертацию в такие дни при закрытых дверях: студенты бастовали, и я решил, что не нуждаюсь в докторской степени. Позднее своими выступлениями во время революционных месяцев я совсем расстроил свои отношения с официальной профессурой, и мысль о защите диссертации уже не приходила мне в голову…». Н.К. Кольцов выступал за университетские свободы, помогал печатать манифесты студенческого комитета, в 1906 г. на свои деньги издал книгу «Памяти павших. Жертвы из среды московского студенчества в октябрьские и декабрьские дни 1905 года». Книгу конфисковали, но часть вырученных от ее продажи денег все же попала к студентам.
М.А. Мензбир, в то время помощник ректора, предложил Кольцову освободить кабинет, который он занимал, снял его с заведывания библиотекой, а весной 1907 г. отобрал и рабочую комнату. Николай Константинович переделал в лабораторию свою личную квартиру. Мензбир отстранил Кольцова от проведения практических занятий в Институте сравни-тельной зоологии. За преподавателем осталось только чтение лекций по курсу зоологии беспозвоночных. В 1909 г. за участие в политической деятельности Н.К. Кольцов был отстранен от занятий и был вынужден пре-рвать свою научно-педагогическую деятельность в стенах Московского университета.
В 1909-1910 гг. в книге «К университетскому вопросу» Н.К. Кольцов призывал к реформам в системе образования. В 1911 г., выступая за университетские свободы и в знак несогласия с политикой министра народного образования (дело Кассо), он покинул Московский университет вместе с большой группой профессоров и доцентов. Николай Константинович вернулся в МГУ (ставший называться Первым) в 1918 г. и преподавал до 1930 г., заведуя кафедрой экспериментальной биологии. Вернувшись из заграничной командировки в 1930 г., он узнал, что за это время упразднены курсы, которые он читал. На базе его кафедры возникло 5 кафедр, возглавляемых его учениками: физиологии, гистологии, генетики, динамики развития, гидробиологии.
Известность Николая Константиновича Кольцова как преподавателя и ученого давно вышла за пределы университета – еще с 1903 г. он работал на Высших женских курсах (МВЖК) в должности профессора по естественному отделению. Одновременно Кольцов вел занятия в Городском народном университете им. А.Л. Шанявского (1903-1919), где создал первую в мире лабораторию экспериментальной биологии и подготовил плеяду известных биологов (М.М. Завадовский, А.С. Серебровский, С.Н. Скадовский, Г.И. Роскин и др.).
На МВЖК Николай Константинович Кольцов читал курс лекций по экспериментальной биологии. Здесь же сформировалась и научная школа ученого. К этому времени относится работа Кольцова по созданию Малого и Большого зоологических практикумов с рядом специальностей, которые послужили фундаментом для самостоятельных исследований нескольким поколениям его учеников, Н.К. Кольцов организовал кабинет (кафедру) зоологии, руководителем которой он был практически четверть века, собрав вокруг себя замечательную плеяду биологов: С.С. Четверикова, А.Ф. Котса, П.П. Сушкина и многих других. Музей кафедры впоследствии стал Дарвиновским музеем и основой современной коллекции кафедры зоологии и экологии МПГУ. Вместе с Ф.Н. Крашенинниковым, Л.М. Кречетовичем и М.А. Мензбиром Н.К. Кольцов участвовал в разработке учебных программ для МВЖК по биологии. На Высших женских курсах Николай Константинович познакомился со студенткой Марией Полиевктов-ной Садовниковой (сестрой будущего академика, химика-органика П.П. Шорыгина), которая в 1907 г. стала его женой, другом и помощницей. На МВЖК Н.К. Кольцов преподавал до 1918 г., когда они были преобразованы во Второй московский университет. С 1922 по 1927 гг. Н.К. Кольцов – профессор 2-го МГУ.
5 декабря 1916 г. за вклад в науку Н.К. Кольцов был избран членом-корреспондентом Императорской Санкт-Петербургской АН по биологическому разряду Отделения физико-математических наук. От избрания полным академиком он отказался – это требовало переезда в столицу, а в Москве Кольцов уже «оброс» учениками. В том же году было создано Московское общество научных институтов, наметившее организацию ряда научных учреждений, в том числе по экспериментальной биологии. В 1917 г. на средства Общества и по инициативе Кольцова, в Москве был создан Институт экспериментальной биологии (ИЭБ), который и возглавил Николай Константинович. Первоначально это было независимое учреждение, всего с четырьмя штатными сотрудниками, включая директора, однако на общественных началах там работали многие ученики Н.К. Кольцова. В 1920 г. приказом наркома здравоохранения Н.А. Семашко ИЭБ включили в систему научных учреждений Наркомздрава РСФСР, и он быстро превратился в крупный научный центр.
В 1920 г. при деятельном участии Н.К. Кольцова возникло Русское евгеническое общество, в работе которого принимали участие Н.А. Семашко, А.В. Луначарский, Г.И. Россолимо, Д.Д. Плетнев, С.Н. Давиденков, А.И. Абрикосов. Тогда же в Институте экспериментальной биологии был организован евгенический отдел, который развернул исследования по медицинской генетике человека (первые работы по исследованию групп крови, содержанию в ней каталазы и т. д.), а также по таким вопросам антропогенетики, как наследование цвета волос и глаз, изменчивость и наследственность сложных признаков у однояйцевых близнецов и т. д. При отделе работала первая медико-генетическая консультация. В ИЭБ были начаты первые в СССР теоретические исследования по генетике дрозофилы.
Вопросы генетики постоянно находились в поле зрения Н.К. Кольцова. Так, ученый понимал значение генетики для практики животноводства. Им была организована в 1918 г. Аниковская генетическая станция, специализирующаяся по генетике сельскохозяйственных животных. Позже в Тульской области была организована станция по птицеводству. В начале 1920 г. обе станции слились в одну, получившую в 1925 г. название Цен-тральной станции по генетике сельскохозяйственных животных. Директором станции в разные годы был Н.К. Кольцов и его ученики. Большая за-слуга Николая Константиновича в том, что он привлек для работы на станции много талантливых людей, известных впоследствии как создатели целых направлений в генетике и селекции отдельных видов сельскохозяйственных животных.
Разделяя во многом политические взгляды народных социалистов, Кольцов после февральской революции 1917 г. включился в организованное группой либеральных общественных деятелей обсуждение вопросов восстановления социально-экономической жизни России. В 1920 г. он был осужден по так называемому делу «Тактического центра» и приговорен к расстрелу, замененному условным тюремным заключением. Приговор (расстрел) в отношении Н.К. Кольцова был отменен лично В.И. Лениным, благодаря ходатайствам П.А. Кропоткина, М. Горького, А.В. Луначарского и др. Его заменили пятью годами тюремного заключения, а вскоре Н.К, Кольцова освободили совсем, и он вернулся руководить своим ИЭБ. В конце 1920-х гг. ученый стал подвергаться жесткой критике за свои научные исследования по генетике.
Н.К. Кольцов опубликовал более 200 научных работ, среди которых 2 монографии, посвященные сравнительной анатомии позвоночных, экспериментальной цитологии, физико-химической биологии и генетике. Основные труды ученого: «О преподавании зоологии в германских университетах» (1904); «Исследования о спермиях десятиногих раков в связи с общими соображениями относительно организации клетки» (1905); «К университетскому вопросу» (1909); «Омоложение организма по методу Штейнаха» (1922); «Причины современного исхудания» (1922); «Улучшение человеческой породы» (1923); «Новейшие попытки доказать наследственность благоприобретенных признаков» (1924); «Чудесные достижения науки» (1927); «Как изучаются жизненные явления. Очерк десятилетней работы Института экспериментальной биологии в Москве» (1928); «Физико-химические свойства морфологии» (1929). Кольцов основал журналы «Успехи экспериментальной биологии» (1922- 1929), «Журнал экспериментальной биологии» (1925-1931), «Биологический журнал» (1932-1938), а также состоял соредактором журнала «Природа» (1914-1930), являлся редактором отдела «Биология» 1-го издания БМЭ.
Николай Константинович Кольцов – член-корреспондент АН СССР (1925), почетный член Московского общества испытателей природы (1936) и Эдинбургского Королевского общества (1933), заслуженный деятель науки РСФСР (1934), академик ВАСХНИЛ (1935). Он – профессор Меди-ко-педологического института (1922–1925), директор Центральной станции по генетике сельско-хозяйственных животных Наркомзема РСФСР (1919-1930), заведующий лабораторией экспериментальной цитологии и гематологии Всесоюзного института животноводства ВАСХНИЛ (1930–1933).
В 1930-е гг., когда в советской биологии началась борьба с «буржуазной генетикой», Н.К. Кольцов выступил против официальной позиции в отношении генетики, которая была сформулирована Т. Лысенко и его сторонниками. Результатом этого стали разгромные статьи в прессе против ученого. Являясь самой крупной фигурой в области генетики и цитологии, Н.К. Кольцов наряду с Н.И. Вавиловым принял на себя главную тяжесть удара волны антигенетического и антидарвиновского догматизма. Требования остановить Н.К. Кольцова и отвергнуть его критику прозвучали 26-29 марта и 1 апреля 1937 г. на собраниях актива Президиума ВАСХНИЛ. Николай Константинович, выслушав многократно повторенные обвинения в свой адрес, попросил слова и без колебаний отверг несправедливые выпады, сказав, что «газеты неправильно информировали о сути происходившей дискуссии. По ним нельзя составить ясного представления о том, что говорилось на сессии». В конце заседаний в ВАСХНИЛ ученый за-вершил свое выступление словами: «Я не отрекаюсь от того, что говорил и писал, и не отрекусь, и никакими угрозами вы меня не запугаете. Вы можете лишить меня звания академика, но я не боюсь, я не из робких…». 4 марта 1939 г. Президиум АН СССР рассмотрел вопрос «Об усилении борьбы с имеющимися лженаучными извращениями» и создал комиссию для ознакомления с работой Института экспериментальной биологии. 16 апреля 1939 г. Н.К. Кольцова сняли с поста директора института, которому ученый отдал 22 года жизни, но оставили его заведующим лабораторией.
В конце ноября 1940 г Николай Константинович Кольцов вместе с женой выехал в Ленинград на научную конференцию, чтобы прочитать доклад на тему «Химия и морфология» в юбилейном заседании Московского общества испытателей природы. 2 декабря 1940 г. он внезапно скончался в гостинице «Европейская» от обширного инфаркта. Ему было 68 лет. Мария Полиевктовна написала о кончине Николая Константиновича в Москву: «Сейчас кончилась большая, красивая, цельная жизнь. Во время болезни как-то ночью он мне ясно сказал: “Как я желал, чтобы все проснулись, чтобы все проснулись”. Еще в день припадка он много работал в библиотеке и был счастлив. Мы говорили с ним, что мы “happy, happy, happy”». Этой запиской жена Кольцова завершила и свое пребывание на земле. Без мужа она не видела смысла в существовании и в тот же день оборвала свою жизнь, приняв яд. Похоронены Николай Константинович Кольцов и Мария Полиевктовна Садовникова-Кольцова на Введенском кладбище в Москве (13 участок).
В мае 1975 г. имя Н.К. Кольцова было присвоено Институту биологии развития АН СССР, по предложению его директора Б.Л. Астаурова – ученика Кольцова . С 1972 г. в память о выдающемся ученом ИБР РАН проводит «Кольцовские чтения». Поселок Кольцово Новосибирской области – первый наукоград за Уралом. В нем расположен крупнейший научный центр вирусологии, биотехнологии и молекулярной биологии «Вектор».
Основоположник российской экспериментальной биологии Николай Константинович Кольцов намного обогнал свое время, первым разработав гипотезу молекулярного строения и репродукции хромосом, что стало ос-новой для современной генетики. С именем академика неразрывно связана история начальных этапов становления современного биологического образования, в том числе подготовки учителей биологии. Талантливый ученый и организатор научных исследований был ярким педагогом, сумевшим заложить основы предметной подготовки учителей. Школу Н.К. Кольцова представляет плеяда известных биологов, таких как: М.М. Завадовский, П.И. Живаго, И.Г. Коган, В.Г. Савич, М.П. Садовникова-Кольцова, А.С. Серебровский, С.Н. Скадовский, С.С. Четвериков, Б.Л. Астауров, В.В. Сахаров, И.А. Рапопорт, Г.И. Роскин, Н.В. Тимофеев-Ресовский, С.Л. Фролова, Г.В. Эпштейн и др. Вклад Николая Константиновича Кольцова в развитие русской биологии и русской науки был бы очерчен неполно, если бы осталась в тени его гуманитарная деятельность. Н.К. Кольцов сделал очень много не только для женского образования в России. Он не раз вступался за честь и достоинство многих русских ученых, несправедливо обиженных, оклеветанных, арестованных.

А.Ю. Кожевников, к.и.н., Дирекция изучения истории МПГУ.

17 / 07 / 2022

Показать обсуждение