Навигация по сайту

ВЫБОРЫ РЕКТОРА

ДЕНЬ ОТКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ

Антифейк-2022

Меры против коронавируса

Первый фестиваль студенческих работ «Педагог – Событие»

Новости образования

18 июня в МПГУ прошел I фестиваль студенческих работ «Педагог – Событие».

На фестивале были представлены 35 постановок, выбранных из 250 работ, подготовленных студентами Факультета начального образования Института детства  в течение года.

Подготовка велась в рамках авторского курса А.Е. Ростовской «Педагогическое мышление в сценической постановке». Так же курс вели: Л.В. Лосева., К.А. Федосова, М.Е. Веселинов, И.А. Калиновский, С.В. Панина, Г.Т. Дзеранов – преподаватели Лаборатории сценических практик кафедры психологической антропологии Института детства. Этот инновационный курс открывает перед будущими педагогами целый спектр возможностей: овладение собственным телом и голосом как ресурсами само- и со-организации, которые позволяют взаимодействовать с учениками и ситуацией в классе, способность работать включенно и концентрированно, удерживать одновременно и собственное действие и контакт с классом.

Участникам фестиваля были вручены памятные сертификаты.

После показа прошла пресс-конференция с участием ректора МПГУ академика РАО и РАН А.Л. Семенова, руководителя образовательных программ МПГУ профессора Е.И. Булин-Соколовой, зав. кафедрой психологической антропологии МПГУ, профессора А.С. Обухова, приглашенных экспертов: российского искусствоведа, философа, общественного деятеля, доктора искусствоведения О. И Генисаретского; советника зам. министра образования и науки П.Б.Мрдуляша; театроведа, критика, лит. переводчика, кандидата искусствоведения Н.З. Башинджагян; зам. заведующего кафедрой государственного управления ФГУ РАНХиГС, кандидата философских наук А. Е. Балобанова; старшего преподавателя кафедры культурологи МИОО, научного сотрудника ФИРО Т.А. Климовой;  актера, старшего преподавателя кафедры культурологи МИОО М.Ю. Быкова; кандидата психологических наук К.Е. Зискина; ведущего научного сотрудника, кандидата искусствоведения, зав. лабораторией визуальной антропологии Факультета дополнительного образования МГУ им. М.В.Ломоносова Е.В. Александрова.

В ходе пресс-конференции эксперты осветили разные аспекты представленного на Фестивале результата обучения студентов:

О.И. Генисаретский: “«ТОТ» Театральная лаборатория метода, это одновременно и играющая театральная труппа, и еще к тому же, – Школа. (На основе практики органичного действия „ТОТ“ лаборатории разрабатываются и создаются различные образовательные программы и театральные проекты).  Мне довелось иметь честь быть с ней знакомым почти  30 лет. Это хороший возраст для школы, поскольку именно на таком педагогическом масштабе проверяются образовательные эффекты – есть они, или они только декларируются. Сегодня мы имели возможность с этими эффектами воочию познакомиться.

Я начну с конца, – это то признание, которое Лаборатория „ТОТ“ получила в нашей стране и за рубежом. Во-первых, они играют на разных сценах. Во-вторых, в добром десятке университетов и других образовательных структур ведут свои курсы. В-третьих, – 6 номинаций в восточной Европе, в Америке – четыре! Это не похвальба, это действительно, в длительной перспективе, заслуженное признание, я считаю.

 Череда из 35  микросценических этюдов, образуют что-то вроде ожерелья, как звенья одной цепи или четок, по которым, как известно, читается молитва. Поневоле в этот ритм попадаешь, и это отсылает к чему-то внутри тебя, к твоему самообразу, к тому, что в программке называлось „органичностью“ сценического действия–события. Но органичность не означает гарантированной доброкачественности. То есть, мы в себе, в этом самообразе, разглядываем много такого, по поводу чего приходится сокрушаться. И хорошо, что было не 5, и не 7, а именно большая череда постановок, потому и было во что погружаться. И большой зал не был пустым, потому что здесь еще присутствовало уйма теней, за кулисами, на потолке, теней на полу, пыль на полу, на которую время от времени садилсь в черной одежде, и она оставляла следы. И много таких микродеталей, которые тебя погружают, сохраняют чувство естественности, органичности, погружают в себя, и, в общем, примиряют.

И мне кажется, что интонация большинства этих этюдов, независимо от того, отзвук от какого произведения, в каких словах формулировался замысел, –  можно сказать, – это являет собой жизнеприемлющее общее отношение. Что каждого из нас, особенно проживших какое-то количество лет, не может не радовать. Так что я присоединяюсь ко всем благодарностям. И направляю ее на вас всех, с пожеланием всяческих удач. Благодарю за внимание.

П.Б. Мрдуляш: „Одна из ключевых, содержательных, внутренних проблем педагогического образования –  проблема формирования личности учителя.  Мы все знаем, что каков учитель, таков и ученик. От учителя зависит все, потому что нет других факторов. Были исследования,  – ни оснащение школы, ни учебный материал, ни наличие учебников, интерактивных досок, ни даже обеспеченность родителей, семьи, откуда приходят дети, не имеют такого решающего значения как личность того, кто учит.  Это ключевой фактор. И здесь нам был явлен  инструментарий, который позволяет проявиться этой личности, а с другой стороны еще и формирует ее. Овладение этим инструментарием требует формирования личности и, одновременно, роста личности для того, чтобы им овладеть.

Н.З. Башинджагян: „Я чистый искусствовед, театровед, историк театра, но увидела нечто, что выходит за границу искусства театра как такового. И, на мой взгляд, чрезвычайно интересно то, что мы увидели сегодня. Хотя я знаю работу группы «ТОТ» уже не первое десятилетие,  поражает  то,  насколько активно, пружинисто и результативно эта группа двигается в практике,  развиваясь какими-то своими выбранными путями и, тем самым, оставив, в чем-то, позади себя, а в чем-то включив в себя, также активно и пружинисто,  театр. А с другой стороны, включив в себя и зону философии, углубленного размышления о жизни, о том, что может искусство, и о том, что может театр раскрыть в нашей жизни. Я не знаю, первый ли это опыт именно на почве педагогики, да еще и педагогики, адресованной к детям, начиная от раннего возраста. Ни искусство театра, ни философия не обращались к детям, как к растущему организму.  И именно то, что соединились вот эти три момента (театр как искусство, философия и педагогика), все три круга объединились в сегодняшний вечер  – это чрезвычайно важно.»

Т. А. Климова: „Все мы, имеющие отношение к образованию, знаем как трудно инициировать подлинное образовательное событие, как трудно поддержать и организовать образовательные открытия. И уникальность финального результата работы в том, что было явлено – как ставится педагогическое мышление, которое позволяет проектировать образовательную среду, которое позволяет выстраивать уникальные события подлинного действия. Ведь для того, чтобы был критерий различения подлинного и имитационного, наполненного и формального, необходима практика, в кототрой это можно было бы опробовать. У нас, в настоящее время, в образовании нет такого рода практик. Мы очень часто осваиваем важные теоретические вещи, компетенционные, но очень редко мы можем различать и ставить критерии различительности такого рода вещей. И заслуга и уникальность такого подхода именно в том, что ставится педагогическое мышление, позволяющее различать фундаментальные человеческие вещи.

Второй важный момент. Основная трагедия творца, художника – это зазор между замыслом и воплощением. Мы прекрасно знаем, насколько всегда не хватает инструментов для того потрясающего, совершенного воплощения.  Это главная трагедия любого автора. Поэтому, для того, чтобы педагог мог чувствовать себя автором и проектировщиком среды, автором педагогических событий, у него также в процессе обучения должны быть свои собственные открытия, – авторство. И сцена, в этом смысле, дает уникальные возможности. И на этом фестивале нам было явлено как, каким образом, можно попытаться сделать для других явным процесс превращения себя в автора маленького отрывка (постановки).

В образовательном процессе мы пытаемся превратить абстрактные, отдельно существующие значения мира культуры в личностные смыслы. И делается это именно в такой, достаточно кропотливой, внутренней работе по выстраиванию себя, настройке собственного организма, поиску художественного образа, поиску инструментов опосредования, как личный смысл сделать явным для других, как сделать явным для своего ученика те смыслы, которые ты сам уже присвоил. В этом и заключается суть нашей педагогической деятельности.

И последний важный момент. Нас пригласили в со-творчество и со-автроство. Мы над некоторыми идеями и их сценическим воплощением задумывались, потому что мы были либо несогласны, либо нам было не до конца понятно, а некоторые, в художественном смысле, вызывали восхищение. И здесь, удивительным образом, еще заложен механизм того,  как можно пригласить к со-творчеству и со-авторству. Каким образом? Как раз тем самым балансом – между точностью замысла и его неочевидной определенностью. И нас приглашали доопределить состоявшееся изнутри нашего собственного культурного бекграунда.

На мой взгляд это беспрецедентное событие.

К.Е. Зискин: „Я много лет работал в школе, в вузе, и хотел бы подчеркнуть, что такая практика и такой опыт, прежде всего помогают различению имитации от чего-то настоящего. Ужас всей нашей системы образования в том, что она на 99% состоит из имитаций – лекторы имитируют лекцию, студенты имитируют обучение, и все так и происходит. Если получится после этого курса, хотя бы отличать, хотя бы чувствовать эту различительность, то этого абсолютно достаточно.“

Е.В. Александров: „Я был поражен и захвачен этим действием, я себя представил в роли ученика, который наблюдает за преподавателем. И я очень рад, что будущие педагоги будут такими артистичными людьми, которые будут уметь создавать поле втягивания учеников в процесс обучения своим глубоким эмоциональным действием.

А.Е. Балобанов: „Все, что делала до сих пор группа Лаборатории, в большинстве случаев, это все штучные, уникальные вещи. А здесь такие масштабы – 250 постановок, 35 постановок (количество представленных на фестивале) – это совсем другой формат. Но уникальность, индивидуальность работы очень адекватна тем базовым установкам, которые определяют эту группу – найти, зацепить что-то очень глубокое, сокровенное и помочь этому оформиться в связке с профессиональными вещами. И вот эта связка профессионального и того, что составляет основу личностного, индивидуального пребывания в мире, и ее оформление является, для меня, самым ценным. И это всегда очень тонкая, деликатная работа. И вдруг – такие масштабы!“

В завершении пресс-конференции руководство университета отметило значимость состоявшегося события:

А.Л. Семенов: „В нашем университете мы учим учиться, учим учить и учимся. Маленький человек, ребенок, он учится и никак иначе не может жить, это его состояние. И мы часто себе напоминаем, что наша наиважнейшая и сложнейшая задача – чтобы дети, придя в детский сад, а потом в школу, продолжали учиться, чтобы у  них сохранялось удивление, любопытство, умение приобретать новое, экспериментировать, исследовать и т.д. И для меня, важнейшее, что я сегодня увидел, это восстановление способности учиться, которая была видна у всех тех, которые сегодня выступали здесь. Я не думаю, что всем так повезло сохранить способность и умение учиться. И поэтому для многих из всех 250 студентов  основное на этом курсе – заново научиться учиться. Для университета это необходимое возвращение к детству. И сегодня мы видим успех этого возрождения педагогики.

А.С.Обухов: „Линия сценических практик позволяет студенту думать в первую очередь не о себе, а о другом, о способе взаимодействия с ним, где он органично существует с детьми, где он реагирует на поведение детей, как должен реагировать на сцене во взаимодействии с другим. При этом действительно, та структура, которую мы ожидали в конце года и которая получилась, это структура повседневной жизни педагога – „я иду к детям, я думаю с чем я иду, с каким замыслом, к какому культурному контексту я обращен, вовлекая детей в совместное действие“. И всегда это действие не по жесткому сценарию.“

Е.И. Булин-Соколова: „Год назад мы собрались для того, чтобы начать совместно проектировать то, как нужно учить учителя, того учителя, который будет учить детей будущего, через 10, 20, 50 лет. И мы должны были узнавать друг друга, формулируя этот замысел. Наш совместный замысел – сделать так, чтобы наши студенты погружались все время в деятельность, которая бы позволяла извлекать смыслы из текстов, учиться думать и передавать свои мысли своими действиями, учиться разным формам  взаимодействия с другим человеком, взаимодействия с ребенком.

И сегодня еще один день сильных переживаний.  Мне кажется, что сегодня нам наши коллеги показали, что это желание им удалось воплотить и реализовать. И нам всем видно, что довольно большая группа наших любимых первокурсников уже умеет и извлекать мысли, и воплощать в действие то, что им удалось понять. Они умеют со-действовать, со-радоваться, со-переживать и это, собственно то, для чего мы здесь и собрались. Чтобы из университета к детям выходили люди, которые могут за счет всей своей силы, всей своей способности взаимодействовать с маленьким человеком, развивать и учить прекрасному, учить понимать себя, учить любить.

Мы сделали  важный шаг все вместе и огромный, большой шаг сделала наша группа Лаборатории сценических практик, и показала нам, какой огромный ресурс здесь лежит,  –  в том, что эта группа умеет делать.

Это большое открытие для нас, и мне кажется, что все, кто сегодня представляет наш университет должны быть счастливы, что у нас есть эти люди!“

И руководство университета и эксперты единодушно признали успешность внедрения в образовательный процесс данной педагогической инновации, направленной на само- и со- организацию на модели сценического действия с освоением ресурса телесности (тела и голоса).  А также пришли к заключению о поддержании и развитию сценических практик в МПГУ, как одного из эффективных способов решения содержательных задач модернизации педагогического образования.

 

19 / 06 / 2015

Показать обсуждение