Навигация по сайту

ВЫБОРЫ РЕКТОРА

ДЕНЬ ОТКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ

Антифейк-2022

Меры против коронавируса

Стена директора ИИиП МПГУ: «Философия и жизнь: заметки на полях VIII Российского философского конгресса “Философия в полицентричном мире”»

Институт истории и политики (новости)

Георгий Свиридов – Любовь Святая – Московский Синодальный Хор, Солистка Варвара Федотова (сопрано)

 

Хорошо, что состоялся философский конгресс. Хорошо, что еще есть философы. Но есть и вопросы. Есть вопросы не только у философов, но и к ним самим.

Название темы конгресса говорит о том, что не философы задают политикам проблемы понимания и его способы, научным способом не решают мировоззренческие проблемы. Повестка дня конгресса философов, на мой взгляд, не результат их длительных или глубоких рассуждений о происходящем в мире и его исследований.

Нет, невооруженным нефилософским взглядом видно, что философы решили объяснить то, что провозглашено у нас на другом, прикладном уровне общественного осмысления как полицентричность, или многополярность современного мира.

«Чудесные» слова, хорошие и благие пожелания образованных культурных людей. Кто же будет спорить? Вопрос только в том, что какими бы ни были справедливыми и важными наши желания, попытка безумного (построенного не на теоретическом мышлении, а на других его уровнях) объяснения происходящего даст противоположные желаемому результаты.

Если сказать ещё проще, то когда вы хотите спасти птичку, нельзя и не надо звать помощь, бегая по населенному пункту с криком «пожар».

А в чем дело? – спросят у меня люди, не погруженные в аквариумный и красивый мир современной философии. – Что-то случилось?

Нет, в том-то и дело, что в мире случилось очень много, а в философии ничего не случилось. Конечно, те, кто будет мне возражать, приведут в противовес названия книг, конференций, изучаемых проблем, названия разнообразных секций названного конгресса. Да, не спорю, все это точно есть. Но это именно «аквариум» – красочный, разнообразный, искусственный, хрупкий и очень ограниченный мир.

Философия – это ведь не просто слово, присоединяемое к самым различным явлениям нашего мира и автоматически выводящее этим понимание той или иной части нашей реальности на уровень философского осмысления. Не меньше половины секций философского конгресса предлагали для обсуждения и изучения частные конкретные предметы и явления, не являющиеся всеобщими и не представляющими предметную область именно философии. Я могу быть неправ, но происходившее на философском конгрессе показывает, что базовые предметные методологические и гносеологические проблемы философии сегодня должны публично и открыто обсуждаться в научном сообществе. И не только философами. Содержание конгресса показывает кризис существующих философских парадигм. Философия – это ведь не абстрактные рассуждения обо всем в мире. Философия – это очень точная методологическая наука, это математика качества, позволяющая другим наукам, осознанному рационализму, использовать ее потенциал для изучения любых конкретных явлений окружающего мира.

Есть целый ряд принципиальных, мировоззренческих проблем, которые сегодня нужно обсуждать, а не просто постулировать.

Например, философия истории, которая обсуждалась на одной из секций конгресса, существовала и раньше, но можем и должны ли мы сегодня говорить о философии истории, если она изучает частный предмет, а не всеобщий? Может ли быть теория истории синонимом философии истории? И зачем нам философия истории? Что является предметом философии истории? Не надо ссылаться только на книги и издания «про это», они действительно есть, но они, на мой взгляд, не ответили убедительно на эти вопросы.

Среди секций конгресса было множество и других интересных направлений, которые вызывают удивление: философия политики и права, философия культуры, философия религии и религиоведение, философия техники, философия естествознания, философия языка, коммуникаций и медиа, философия образования, философии творчества, философия управления и принятия решений. А в чем же проблема? – спросит у меня читатель, далекий от проблем философии и называющий философией всё непонятное в нашем знании или длительные и абстрактные рассуждения о мире. Проблема очень «простая»: а что такое философия?

Понять нам этот сложный вопрос поможет простое воспоминание о математике. Математика – это общий инструмент, хотя и разной степени сложности, всеобщих методов количественного познания, который может быть использован любыми науками. Но то, что математика используется разными науками, не превращает математику в частную науку какой-то отдельной области, не создает математику культуры, математику истории, математику техники, математику космоса, математику религии. Конечно, математика от использования ее другими науками не превращается в частную науку, не соединяется с предметом исследования в конкретной области. Это же относится и к философии как методологии качественного изучения реальности.

Само название конгресса очень «радует». Это что же за такой полицентричный мир? Еще недавно наш мир был би-полярным, или двухполярным. А еще ближе к нашему времени наш мир был или глобальным, или глобализирующимся. Когда это философы успели увидеть другой мир? Да сама постановка проблемы в названии – «философия в полицентричном мире»? Это про что? Философия как раз отличается ясностью существенных оценок, постановок проблем и методов познания. А тут? Полицентричность мира еще не доказана, и только постулируется, а философия уже ищет свое место в недоказанном явлении?

«Полицентричность» – это такое же слово и из того же ряда, что использовались до этого как специальные мировоззренческие слова – устойчивое развитие, зеленая энергетика, глобализация, социализм и многие другие. Такие слова очень часто используются как замена пониманию и изучению. Именно эти слова – один из способов создания красивого образа мира человеческого аквариума. Не спорю, такие слова тоже нужны. Но сейчас перед нами стоят очень важные и принципиальные проблемы понимания того реального мира, в котором мы живем. От этого зависит очень многое, и прежде всего, выживем ли мы, будем ли мы в будущем и какими мы будем. От этого зависит и как, и что мы будем видеть вокруг, и наш образ будущего, и его обоснованность, или иллюзорность, наша Человечность.

Если «полицентричность» окажется аквариумом, то жизнь очень легко покажет незащищенность и иллюзорность этой искусственной красоты – разбитое стекло аквариума уничтожит условия этих иллюзий. Мир окажется совсем другим, и может быть даже несовместимым с жизнью.

Какой сегодня этап мировой истории?

Какой следующий этап истории и его содержание?

Сохранятся ли на следующем этапе государства?

Цивилизации существуют, но не они являются субъектами истории. Они – важная часть идеального в обществе, содержание культуры многоуровневых сообществ современности.

Как полицентризм соотносится с историческим местом современного мира, содержанием современного этапа развития?

Формации, цивилизации, индустриализации, модернизации… А полицентризм – это про что? Что есть кто-то и их несколько? А для этого нужно именно это слово? А множество племен в эпоху первобытности – это не полицентризм?

Это все равно, как если бы философия ставила и обсуждала проблему своего места при коммунизме. Поставить проблему можно, а вот философски честно решить – вряд ли возможно при таком подходе.

Постановка проблемы в названии Конгресса очень похожа на то, как если бы собрать конгресс под общей формулировкой «философия в мире, если Бог есть», или «философия в мире, если Бога нет». Конечно, так спросить и обсуждать тоже возможно. Но ведь и у философии есть разумные пределы и предметы изучения.

«Философия» полицентричности – это конкретно-историческая попытка уйти от предмета философии, от определенности исторической и научной характеристики современности, событий и процессов, проблемы кризиса философского мировоззрения. Но кризис – это не только проблема смерти старого, но и проблема рождения нового.  Ich liebe Philosophie.

Георгий Свиридов – Время, вперед! – Большой симфонический оркестр Гостелерадио СССР, дирижер Владимир Федосеев, 1987

 

03 / 06 / 2022

Показать обсуждение