Навигация по сайту

ВЫБОРЫ РЕКТОРА

ДЕНЬ ОТКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ

Антифейк-2022

Меры против коронавируса

Стена директора ИИиП МПГУ: «Зачем сохранять память? Обращение к бабушкам середины XXI века»

Стена директора Института истории и политики

Моя бабушка попала в возрасте становления, человеческого формирования, в период воспитания (о котором мы так активно сейчас говорим и расписываем в планах) на социальную катастрофу и революцию начала XX века. Был очень сильный разрыв в жизни и ценностях нашей семьи, бабушки и ее родных братьев и сестер. Она была 15-м ребенком в семье и 12-й выжившей среди всех детей семьи. Она была младшая.

Семья была генеральская, столбовая дворянская, но молоко в семье бывало только по воскресеньям. Не могли себе они позволить роскошь потребления. Мама бабушки (моя прабабушка) не работала, и вся семья жила на жалованье моего прадеда. Ну вы и сами можете представить, а кое-кто и знает, что такое кормить хотя бы одного ребенка, а тут их двенадцать. Моя бабушка росла уже после революции и одна из всех детей в семье не получила высшего образования. Но у нее было очень сильное домашнее воспитание. Прабабушка Наталья Платоновна занималась с детьми музыкой, литературой и прочим воспитанием, рассказывая, например, девочкам, почему постель надо вытряхивать на улице каждое утро.

Но время было новое, революционное, и бабушка не очень хотела запоминать все, что рассказывали ей в семье старшие. Это характерно и для нашего времени, и для наших девочек-студенток.

Моя бабушка практически ничего мне не рассказала о своем детстве и истории нашей семьи. Когда она была девушкой, она не хотела запоминать это прошлое, у нее была молодость и новая другая жизнь, чем у родителей. Ничего не хотелось брать из прошлого. Оно тяготило. Его больше не было, от него тянуло запахом и ощущением старой библиотеки – интересно, но хочется на улицу, на солнце, к подругам! А потом она ходила на свидания, это ведь так интересно! А кто спорит? А потом, когда во второй половине XX века появился я и у меня возникли вопросы о нашем прошлом, ответов у нее не было.

Поэтому, девочки, помните, каждая из вас станет бабушкой, которой надо будет ответить на вопросы. В том числе, и помимо, и вопреки всякой ювенальной юстиции. Все пройдет, в том числе и молодость, а вопросы о том, что главное и почему, останутся. Так же, как останутся вопросы, кто вы? И эти вопросы будут не только лично о вашей жизни, но и о вашей родословной, о судьбе вашей семьи, о том, ради чего и зачем жили ваши предки.

Вот бабушка мне только и могла рассказать, что нашим родственником был Глеб Успенский. Но каким родственником и почему, она не запомнила. Она не читала воспоминания, которые писал ее отец. Ему было уже под 80 лет, когда он ослеп. Но он выпилил себе дощечку со строчками, которую использовал для написания воспоминаний. Воспоминания пропали. Бабушка не сохранила память, она не слушала своих родителей и не сохранила записи. Она не смогла ответить на все мои вопросы о нас, но что-то важное она все-таки запомнила. А что запомните вы?

С трудом мне удается соединить сейчас берега семейной истории, преодолевая разрывы во времени, пустоты семейной памяти. Бабушке потом было стыдно, но она об этом молчала. Хотя что-то важное было упущено, забыто, не понято.

А у вас, девочки, ещё есть возможность что-то спасти, сохранить, передать своим детям, новым поколениям. Ведь правда?

Середина XXI века – это ведь вы, девчонки. Да, вы уже зрелые женщины, у которых взрослые дети, а у кого-то и внуки. И что такое Россия в это время, как она выглядит, как думает, как дышит, как чувствует – зависит от вас.

А вы именно сегодня определяетесь и запоминаете. Сохранится ли что-то от нас всех – зависит от вас сегодня, что и как вы захотите и сделаете.

Как писали когда-то братья Стругацкие в повести «Трудно быть богом»: «когда сайва спрашивает, надо успеть ответить». Так и в личной истории, когда возникают и возникнут к вам вопросы, уже поздно искать ответы, надо знать эти ответы и надо успеть их дать.

Семья – это главный инструмент воспитания, сохранения правды и ценностей, главный инструмент формирования и существования гуманности, понимания добра и зла. А в семье один из самых важных инструментов – это память, семейная, историческая память. Стирание памяти приводит к вашему исчезновению. После стирания памяти остаются только потребности, а не личность: бабочка превращается в «вечную» личинку.  Мир скукоживается в этом случае до «челюстей». Конечно, это тоже жизнь, но очень простая жизнь и вся задающаяся этими самыми «челюстями».

Вот поэтому вам, бабушкам середины XXI века, важно понять, запомнить и передать другим, что и почему было до них. Что самое главное в том, почему появились на свет эти новые люди? И скажу вам самую важную и страшную тайну, что самое главное в их появлении совсем не в технологиях половых актов, или гендерном выборе – это злая сказка про «изогнутое зеркальце». Скорее, большее влияние на их появление оказал «аист», приносящий детей, чем половое воспитание.

Несколько лет назад я встретил идущих из КГФ девчонок, и запомнил, как одна из них на эмоциях рассказывала подруге, как мама всё пытается её убедить, что она очень похожа на бабушку. А девочке это все не нравилось, ни на кого она не хотела походить, а уж тем более на бабушку. Да и время совсем другое, чтобы походить на каких-то бабушек, которые жили и ничего не понимали и не видели.

В 2016 году на «Стене директора» я так писал про это:

Вот идут себе две девушки после экзамена. Судят, судачат:

– Представляешь, я экзамен тут сдала… А мама мне альбом достала – и давай мне фотки бабушки тыкать… Бабушка наш универ закончила и литературу всю жизнь преподавала…

– Ну, мне и тычет их, фотки… В молодости её показывает… Говорит: ну ты в неё, ты похожа…

– А я говорю – ничего я не похожа… Вообще другая…

– А она мне: ты похожа… ты в неё!

– Прикинь, она хочет, чтобы я была в неё, в бабушку… У неё такая мечта… Да я вообще на неё не похожа…

Так они шли, так они себе говорили. А я вспомнил одно стихотворение из нашего времени. Стихотворение про общение с дедом, который прошёл войну. И про главное в нашей жизни… К сожалению, мы начинаем это понимать не сразу, или даже слишком поздно…

Из 2021 года я могу сказать, что эта девушка похожа на свою бабушку. И чем больше она будет похожа на бабушку, тем более она будет похожа на человека. Да, девочка, человек в тебе не от «генов», а от твоей бабушки. Помни, девочка, что тебе придется очень скоро отвечать про главное в нашей и своей жизни, понимать, кто ты и почему на самом деле, по-настоящему, по большому счету. Девочка, помни, что уже скоро ты станешь бабушкой. Проблем никаких, кроме того, что во второй половине XXI века эту девочку спросит уже ее внук: Бабушка, а расскажи… А сказать-то она ничего и не сможет. (А что она сможет рассказать?)

Нацисты, которые нас уничтожали и физически, и духовно, это очень хорошо понимали. Это очень хорошо понимают современные их наследники и последователи, пытаясь нас уничтожить сегодня. Один из идеологов нацизма Йозеф Геббельс очень точно сформулировал это понимание, эту цель и эту технологию: «Отними у народа историю – и через поколение он превратится в толпу, а еще через поколение им можно управлять, как стадом».

Помни, девочка начала XXI века, что от тебя зависит, будет ли Будущее и будет ли оно Человеческим, только ты своей судьбой и собой можешь соединить берега вечности Светом или потушить их навсегда.

Дмитрий Шостакович – Вальс №2 (Русский вальс)

26 / 05 / 2021

Показать обсуждение