Навигация по сайту

ВЫБОРЫ РЕКТОРА

ДЕНЬ ОТКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ

Антифейк-2022

Меры против коронавируса

“Живи каждый день так, как бы ты жил всю жизнь именно для этого дня”. В.В. Розанов

Новости

2 мая 2021 г. исполнилось 165 лет со дня рождения великого русского философа, пи­са­теля, литературного критика и пуб­ли­циста Ва­си­лия Ва­силь­е­вича Розанова (1856-1919).

В.В. Розанов родился 20 апреля (2 мая) 1856 г. в городе Ветлуге Костромской губернии в многодетной семье чиновника лесного ведомства, кол­лежского асессора Василия Федоровича Розанова. Рано потеряв родителей, мальчик остался на попечении старшего брата Николая. Позже Розанов вспоминал: «Нет сомнения, что я совершенно погиб бы, не “подбери” меня старший брат Николай, к этому времени закончивший Казанский университет. Он дал мне все средства образования и, словом, был отцом». Жена Николая Александра Степановна Троицкая, дочь нижегородского учителя, заменила Василию мать. В 1870 г. семья переехала в Симбирск, где старший брат преподавал в гимназии. В Симбирске будущий философ был постоянным читателем публичной библиотеки им. Н.М. Карамзина. Этот город В.В. Розанов считал своей «духовной родиной»: «С ничего я пришел в Симбирск…вышел из него со всем…». В симбирской гимназии Розанов проучился два года, а в 1872 г. переехал в Нижний Новгород.

В 1878 г. Василий Розанов окончил гимназию в Нижнем Новгороде и в том же году поступил на историко-филологический факультет Императорского Московского университета, где слушал лекции профессоров МГУ – МВЖК  Ф.И. Бус­лае­ва, Н.С. Ти­хо­нра­во­ва, С.М. Соловьева, В.О. Ключевского, Ф.Е. Корша, В.И. Ге­рье и др.  За время учебы Розановым было написано несколько ярких научных работ. За историческое исследование  «Карл V, его личность и отношение к главным вопросам времени» он получил высшую оценку профессора В.И. Герье.

Тогда же Василий Розанов женился на Аполлинарии Сусловой, бывшей близкой подруге Ф.М. Достоевского. На момент свадьбы жениху было 24 года, а его невесте – 41. В своем дневнике Розанов писал: «Это самая замечательная из встречавшихся мне женщин…». Однако первый брак философа не сложился. Через некоторое время семья распалась.

Окончив университет в 1882 г., Василий Розанов отказался держать экзамен на магистра и занялся педагогической деятельностью. Он ра­бо­тал учи­те­лем ис­то­рии и гео­гра­фии в гимназиях Брянска, Симбирска, Ельца, Белого, Вязьмы (сре­ди его уче­ни­ков – М.М. При­швин и С.Н. Бул­га­ков). Будучи преподавателем Елецкой гимназии, Розанов вместе с другом Павлом Первовым осуществляют первый в России перевод с греческого «Метафизики» Аристотеля.

Известным В.В. Розанов стал после издания этюда «Легенда о великом инквизиторе Ф. М. Достоевского. Опыт критического комментария». Этот труд появился в 1891 г. и положил начало новой трактовке произведений русского мыслителя как трудов религиозного характера. Позже Розанов сближается с Бердяевым, Булгаковым, другими видными религиозными философами. В 1891 г. Василий Розанов познакомился в Ельце со своей второй женой – Варварой Дмитриевной Бутягиной, вдовой учителя Елецкой гимназии. В семье родилось пять детей – четыре дочери и сын.

В 1893 г. Розанов с семьей пе­ре­ехал в Пе­тер­бург, где слу­жил в ак­циз­ном ве­дом­ст­ве, в 1899 г. он ос­та­вил служ­бу. С конца 1890-х гг. Розанов стал известным журналистом, работал в журналах «Русский вестник» и «Русское обозрение», публиковался в газете «Новое время». В 1900 г. Мережковский, Минский, Гиппиус и Розанов уч­ре­ди­ли Религиозно-философское общество, пре­об­ра­зо­ван­ное в 1907 г. в Пе­тербургское ре­лигиозно-фи­лософское об­ще­ст­во.  Находясь в центре развития российской общественной мысли, Розанов вел активный диалог со многими философами, писателями, поэтами, критиками. Произведения  Розанова – «Уединенное», а затем и «Опавшие листья» вошли в золотой фонд русской литературы. В 1894 г. Розанов  начал заочный спор с В.С. Соловьевым.  После долгого выяснения отношений писатели признались друг другу в симпатиях. Соловьев написал Розанову: «Я верю, что мы братья по духу».

В начале XX века В.В. Розанов печатался в изданиях всевозможных направлений и стал широко известным, а также обрел материальный достаток, благодаря чему семья позволила себе маленькую зарубежную поездку.

Юная Марина Цветаева, с отцом которой, основателем московского Музея изящных искусств, Розанов был хорошо знаком, прочитав «Записки на клочках», писала ему: «Я ничего не читала из Ваших книг, кроме “Уединенного”, но смело скажу, что Вы –  гениальны. Вы все понимаете и все поймете, и так радостно Вам об этом говорить, идти к Вам навстречу, быть щедрой, ничего не объяснять, не скрывать, не бояться». Известно, что философ с особой любовью относился к молодежному кругу. Он изучал письма читателей, нередко публикуя их. Старался отвечать практически каждому написавшему.

Ва­си­лий Ва­силь­е­вич  был известным, последовательным и активным поборником высшего женского образования в России. В своей статье «Женский университет в Москве», опубликованной 16 апреля 1906 г. в газете «Новое время», он пишет: «Проект женского университета в Москве утвержден министерством. Это краткое телефонное уведомление, переданное из Москвы в Петербург 14 апреля, вызовет большую радость в обширном круге лиц, десятки лет кропотливо работавших на пользу женского высшего образования и стойко защищавших его идею. В противоположность мужскому университетскому образованию, имевшему за собою такие авторитеты и влияния, как Ломоносов и Иван Иванович Шувалов, женское высшее образование продвигалось вперед крошечными шагами. Его двигателем был не гений, а трудолюбие, – может быть, в соответствии вообще женской природе. К женскому движению и примкнули множество незаметных трудолюбцев, людей прекрасного сердца, утонченной деликатности, которых оскорбляло самое положение дела в стране, по которому “девушке и женщине закрыт доступ к школе”, “захлопнута перед нею книга”.

Стране нужны не одни Ломоносовы: стране более, чем Ломоносов, нужно просто образованное общество, читающая и размышляющая масса, деятельные и знающие члены; наконец, стране в высшей степени нужны мягкие нравы, деликатные привычки, человечные взгляды по всем направлениям и во всех областях. Нет более надежного и более ревностного распространителя вообще всякого рода нововведений, чем женщины, – чего бы дело ни коснулось <…>. У нас Екатерина II распространяла идею Дидро, в Швеции королева Христина пропагандировала философию Декарта; Элоиза шла за Абелляром, как св. Клотильда и Берта шли за христианскими учителями. Женщины – вечные популяризаторы, талантливейшие. Без помощи их специально мужское образование останется каким-то неходким, бескрылым, тяжеловесным, косным. Будем ждать этих не столько великих, сколько распространительных последствий от первого женского университета в Москве.  Кстати, нельзя не помянуть добром Москву: Она же энергичнее других городов выступила и добилась удовлетворения с идеею женского университета. Пусть Москва учится: это залог успеха и во всех других областях, а наконец, и в области даже государственного прогресса, политики».

И здесь уместно перейти к розановским письмам, адресатом которых стал Владимир Иванович Герье, создавшего в 1872 г.  первое в России высшее учебное заведение для женщин. Однако для Розанова (как, впрочем, и для других воспитанников Московского университета) В.И. Герье – прежде всего классический пример глубокого ученого. Древний Рим, Средние века, Французская революция, русско-европейские связи – вот далеко не полный перечень научных интересов Герье. Благополучный университетский профессор Герье, с 1902 г. член-корреспондент Императорской Академии наук, вполне мог удовольствоваться научной карьерой. Однако он находит время и для другого: с 1876 по 1906 год возглавляет комиссию Мосгордумы «О пользах и нуждах общественных». В эти годы по его непосредственной инициативе в Москве создаются участковые (в каждом районе) попечительства о бедных и дома трудолюбия.

Трудно сказать, читал ли Герье «Уединенное» (1912 г.) или «Опавшие листья» (1913-1915 гг.). Но, несомненно, профессор читал статьи, отчеты, заметки, рецензии Розанова в периодике, прежде всего в суворинском «Новом времени», штатным сотрудником которого Розанов состоял многие годы. И, конечно, Герье не пропустил розановской рецензии на свою книгу «Теократия» (об этой рецензии Розанов упоминает во втором письме). Ученик, пропадающий не в провинциальной безвестности (откуда Розанов, впрочем, изредка писал Герье), а достигший славы писатель обращается со словом поддержки к своему учителю. Тот, кто хорошо знает стиль, тон, манеру Розанова, тот, кто знает, какие темы обсуждал Розанов, найдет в письмах к Герье прежде всего почти сыновнюю почтительность, разговор о «милых товарищах» университетской юности и бесконечное уважение младшего к старшему.

В.В. Розанов написал первое из публикуемых писем по печальному поводу – 5 октября 1914 г. скончалась супруга Герье – Авдотья Ивановна Герье, урожденная Станкевич. Василий Васильевич с ностальгической нотой вспоминает университетские годы. Может быть, здесь не только понятное желание облегчить горе любимого учителя, но и предчувствие собственного ухода. И в целом – ухода времени, которое одинаково дорого обоим. Недаром он напишет в конце: «Прощайте, наш дорогой Наставник».

Розанов был, пожалуй, во всем человек Серебряного века: он подвергал сомнению существующую церковь и существующий брак, он высмеивал «святые» в глазах не одного поколения интеллигенции авторитеты. Но в отношении к государству или, точнее, к монархическому государству Розанов всегда оставался неизменно консервативен. Вот здесь и находится одна из главных точек соприкосновения Герье и Розанова. Не случайно Розанов именно отношение к государству ставит Герье в заслугу: «Мне то и нравилось, что Вы и профессор, и государственный человек». Можно смело дописать: и труженик. Ведь нигилизм (антитеза власти) – это только разрушение старого. А раз разрушение, то сам по себе он – фикция, пустота».

Розанов как человек, своими руками создавший благополучие себе и близким, особенно остро чувствовал подобную разрушительность нигилизма. Кстати, и Герье, сын выходца из Швейцарии, тоже пробивал себе дорогу в жизни самостоятельно. Уютный деревянный особнячок Герье у пересечения Староконюшенного и Гагаринского переулков, который хорошо знала интеллигенция Москвы, был «заработан», а не получен по наследству, как и знаменитая петербургская квартира Розанова.

После смерти В.И. Герье письма В.В. Розанова находились у его дочери Софьи Герье, затем перешли к крестнице Софьи Герье и внучатой племяннице историка – Софье Владимировне Зотовой. Десять розановских писем к Герье были переданы его дочерью, Еленой Владимировной Герье, в Отдел рукописей РГБ. Два (самых личных) оставались в семье. («Два неизвестных письма В.В. Розанова». Публикация, предисловие и комментарии Г. Давыдова. «Новый мир», 2009,  № 8).

Последние  годы жизни стали для писателя чередой несчастий. В 1910 г. у Варвары Дмитриевны Розановой произошел паралич – она была смертельно больна. Летом 1917 г. семья переехала из Петрограда в Сергиев Посад, где жить было несколько легче, а также там проживал друг Розанова философ Павел Флоренский, который и нашел для его семьи жилье – три комнаты в доме преподавателя Вифанской духовной семинарии.

После Октябрьской революция продажи книг Василия Розанова закончились, несмотря на то, что его «Апокалипсис нашего времени» публиковался (ноябрь 1917- октябрь 1918 гг.) невероятным в России по тому времени двухтысячным тиражом. Семья Розанова находилась в бедственном положении и В.В. Розанов метался в поиске работы, чтобы добыть кусок хлеба для себя и семьи и выживал благодаря помощи знакомых и читателей. В октябре 1918 г. при трагических обстоятельствах погиб единственный сын философа Василий. От этого удара В.В. Розанов так и не оправился, стал слабеть.

В конце 1918 г. Василий Васильевич обратился со страниц своего «Апокалипсиса» с просьбой о денежной помощи.  Прославленный философ признавал, что без этого не сумел бы выжить в тот последний год. Из-за границы ему отправлял денежные средства А.М. Горький, чтобы хоть как-то поддержать его жизнь, но они пришли с опозданием – на почве серьезных нервных заболеваний писателя уже разбил инсульт. В ноябре 1918 г.  Розанова разбил паралич: была парализована левая половина тела и частично утрачена речь. С тех пор философ не вставал с постели. За ним ухаживала 18-летняя дочь Надя (в будущем Надежда Васильевна Верещагина-Розанова, художница, иллюстратор), которой он диктовал последние письма своим друзьям – Александру Бенуа, Горькому, Ремизову, Мережковскому и Гиппиус. В.В. Розанов умирал несколько дней. К нему пришли Павел Флоренский, Дурылин, Софья Олсуфьева. Павел Флоренский прочитал молитву.

Ва­си­лий Ва­силь­е­вич Розанов умер 5 февраля 1919 г. в Сер­ги­евом По­саде. Похоронен с северной стороны храма Гефсиманского Черниговского скита в Сергиевом Посаде, рядом с могилой писателя Константина Леонтьева, с которым Розанов когда-то был хорошо знаком.

Владимир Иванович. Герье скончался 30 июня 1919 г. Учитель пережил своего ученика на полгода.

А.Ю. Кожевников, к.и.н., Дирекция изучения истории МПГУ.

 

 

 

 

02 / 05 / 2021

Показать обсуждение