Навигация по сайту

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ПИЛОТНЫЙ ПРОЕКТ

ДЕНЬ ОТКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ

ГОД ПЕДАГОГА И НАСТАВНИКА

Предвоенное затишье

В январе 1941 года директором МГПИ был назначен Серафим Прокопьевич Котляров, хорошо знавший институт еще по своим студенческим годам (в 1931 – 1932 гг. он учился на историко-экономическом отделении МГПИ до перевода философской секции отделения в Московский историко-философский институт). К началу работы Котлярова на посту директора на 6 факультетах МГПИ училось 2314 студентов, обучением и воспитанием которых занималось 267 преподавателей, в том числе 70 профессоров и 97 доцентов. 

В 1940 году коллектив студентов, аспирантов, преподавателей и сотрудников МГПИ обратился в вышестоящие инстанции с просьбой о присвоении институту имени Владимира Ильича Ленина. Эта просьба коллектива института была поддержана Наркомпросом РСФСР и всеми общественными организациями Москвы. 4 мая 1941 года указом Президиума Верховного Совета СССР МГПИ было присвоено имя В.И. Ленина. Этот факт свидетельствовал о государственном признании крупных заслуг, достижений института, его огромного вклада в развитие высшего педагогического образования, в дело народного просвещения в нашей стране.

Многочисленный коллектив института воспринял Указ Президиума как высокую и обязывающую награду. С особым воодушевлением и подъемом коллектив завершал 1940/41 учебный год и готовился к новому. 20 июня 1941 года директор МГПИ им. В.И. Ленина подписал приказ о подготовке факультетов института к новому, 1941/42 учебному году.

Все мероприятия по этому приказу, все приготовления на факультетах не могли уже осуществиться – они были сорваны войной. Вероломное нападение фашистской Германии на СССР совпало с концом летней экзаменационной сессии в вузах. Выпускники собирались выехать по месту распределения, студенты других курсов и преподаватели планировали свой летний отдых. Студентка исторического факультета МГПИ М.О. Кансузян вспоминала о дне 22 июня 1941 года: «Шла сессия, в институте было тихо. Мы, группа студентов, сидели в одном из уголков третьего этажа, готовились к очередному экзамену. К нам подошел однокурсник – москвич Вася Симаков – и взволнованно сказал: «Что сидите?! Началась война!» Мы, ошеломленные страшным известием, стремглав спустились в фойе, услышали конец правительственного сообщения… Так война вошла в нашу студенческую жизнь».